Вывод Западной Группы Войск с точки зрения российского генерала

История создания Западной группы войск (ЗГВ) как правопреемницы Группы советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ) и Группы советских войск в Германии (ГСВГ) связана с осуществлением выработанных союзными державами политических и экономических принципов послевоенного устройства Германии, территория которой после окончания Второй мировой войны согласно Декларации о поражении Германии была разделена на 4 зоны оккупации: советскую, американскую, английскую и французскую.

В советской зоне оккупации части войск из состава 1-го, 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов Директивой Ставки Верховного Главнокомандования Советскими Вооруженными Силами за подписью Сталина и Антонова от 29 мая 1945 года за № 11095 предписывалось с 24.00 часов 10 июня создать Группу советских оккупационных войск в Германии. Маршала Жукова Г.К. именовать Главнокомандующим ГСОВГ. Штаб группы иметь в районе Берлина. Одновременно постановлением Совета Министров СССР от 6 июня 1945 года маршал Жуков Г.К. назначался Главноначальствующим советской военной администрации в Германии.

В первые послевоенные годы войска Группы привлекались к охране границы советской зоны оккупации и принимали участие в осуществлении мероприятий, проводимых советской военной администрацией, направленных на обеспечение необходимых условий для ликвидации последствий фашистского режима и милитаризации Германии. После образования в 1949 году Германской Демократической Республики (ГДР) ГСОВГ согласно директиве Генштаба ВС СССР от 26 марта 1954 года получила название Группа советских войск в Германии (ГСВГ). В 1970-1980-х годах ГСВГ являлась наиболее мощным и боеспособным оперативно-стратегическим объединением Советских Вооруженных Сил, которое предназначалось для решения главных задач в операциях Объединенных вооруженных сил государств – участников Варшавского Договора на европейском театре военных действий. В июне 1989 года ГСВГ была переименована в Западную группу войск.

Воины Группы честно делали свою суровую, мужскую работу, оберегая покой нашей Родины, причём далеко за её пределами, в стратегически выгодной позиции, на дальних подступах к государственной границе СССР. Как итог: НАТО в те неспокойные времена «холодной войны» ни на один шаг не придвинулось на восток. Следует сказать и о том, что практически полвека Группа войск в Германии несла боевое дежурство в Европе и никто не посмел потревожить мирную жизнь граждан этого континента. Благодаря присутствию в Европе Группы советских войск в Германии на этом континенте, да и в мире в целом, соблюдался военно-стратегический паритет, поддерживались основные принципы Ялтинских и Потсдамских соглашений.

12 сентября 1990 года главами внешнеполитических ведомств СССР, США, Великобритании, Франции, ГДР и ФРГ был подписан Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии. Договором 12 октября 1990 года между СССР и ФРГ, который подписали за Союз Советских Социалистических Республик В.П. Терехов и за Федеративную Республику Германию Г.-Д. Геншер, предусматривалось с конца 1990 по 1994 год осуществить вывод советских войск, дислоцированных на территории Германии.

Последним военнослужащим, кто снял Государственный флаг со штаба Группы войск в Вюнсдорфе, был я - начальник штаба - первый заместитель Главнокомандующего ЗГВ, назначенный старшим оперативной группы по выводу войск. Улетали мы из Германии последними с гражданского аэродрома ФРГ на российском военно-транспортном самолете. Настроение, что называется, было не очень. В душе происходил укоризненный монолог перед нашими отцами и дедами, теми соотечественниками, кто сокрушил гитлеровскую машину, освободил Германию от фашизма… Перед подъёмом на первую ступеньку трапа я отдал честь всем погибшим за освобождение Европы от фашизма, ушедшим из жизни соотечественникам-фронтовикам, военноначальникам и рядовым. Всем, кто обеспечивал все эти 49 лет безопасность на континенте.

Анализируя сегодня события 25-летней давности, я делаю вывод о том, что объединение Германии и вывод Западной группы войск с ее территории безусловно были взаимосвязанными и поистине историческими событиями. Сложность задач вывода Западной группы войск, уровень ответственности командования, штаба Западной группы войск по осуществлению вывода и строгому выполнению Договора определялась следующими факторами: Первое. Сжатым до четырех лет сроком вывода огромной оперативно-стратегической группировки, который, к тому же, уже в ходе вывода был сокращен еще на четыре месяца.

В декабре 1992 года, после совместного заявления Президента России Бориса Ельцина и канцлера ФРГ Гельмута Коля о переносе срока окончания вывода войск из Германии с 31 декабря на 31 августа 1994 года график вывода был значительно уплотнен.

Исходя из этого, Министерству обороны Российской Федерации, а значит и нам была поставлена задача к его исполнению. Безусловно - сроки, определенные военно-политическим руководством, трудно назвать обоснованными и с военной, и с экономической точек зрения. Для сравнения: в 1990 году Пентагон объявил о выводе 60 тыс. военнослужащих с территории Германии из состава находящегося там контингента в течение семи лет. Франция заявила о выводе 50 тыс. военнослужащих за четыре года. Но человек в погонах не может обсуждать приказы. Началась повседневная, многотрудная работа. Трудились днём и ночью, без выходных и отдыха.

Вывод Западной группы войск из Германии был крупнейшей военной операцией, которая проводилась в мирное время. За три года и восемь месяцев в Россию и другие страны Содружества Независимых Государств были выведены 6 армий, 22 дивизии, 49 бригад, 42 отдельных полка.Приведу ряд цифр, свидетельствующих о масштабах мероприятий по выводу войск. Выводу подлежали 546 000 человек личного состава, из них 338.800 военнослужащих, 207 000 чел. членов семей военнослужащих, 50 000 школьников. Кроме того необходимо было перевезти на территорию Российской Федерации 3300 артиллерийских систем и пусковых установок, 4300 танков, 8200 бронированных машин, 123000 единиц вооружения и боевой техники, 105 000 автомобилей, 2,5 млн. тонн материальных средств, в том числе 677 000 боеприпасов. Пишу об этом только для того, что бы показать, какой большой объем надо было выполнить. Объем организационной и даже чисто физической работы. Представьте себе только объем погрузочно-разгрузочных работ.

Второе. Изменение ситуации в Европе, обусловленное роспуском Организации Варшавского Договора в одностороннем порядке как жест доброй воли, привело к потере Советским Союзом, а затем и Россией, потенциальных союзников среди бывших членов Варшавского Договора, в том числе по вопросам вывода войск. Так, в начале января 1991 г. Польша потребовала 10-12 млрд. марок за проход железнодорожных эшелонов по ее территории. Это привело к тому, что Советский Союз (затем Россия) и Германия проработали альтернативные варианты, в том числе вывод войск и техники морским путём через порты Мукран и Росток, что позволило вывести морем 47% техники и личного состава.

Третье. Распад Советского Союза дополнительно усложнил процесс вывода войск, в том числе по обеспечению Западной группы войск личным составом, который был нужен преимущественно для выполнения технических и погрузочных работ.

Четвертое. При этом я должен заметить, что на ход вывода постоянно оказывали влияние трудности, связанные с приёмом войск и размещением членов семей военнослужащих на территории Российской Федерации. По германской программе обеспечения жильем выделялось в 7,8 млрд. марок, этого объема хватало на обеспечение только 50% нуждающихся. Не лучше обстояли дела с размещением боевой и другой техники, боеприпасов, созданием всей инфраструктуры хранения и эксплуатации. Порой соединения и части выводились в совершенно неподготовленные новые места дислокации. В целом, выделенные для вывода 15 млрд.550 млн. марок не покрывали даже самых необходимых расходов.

Истины ради надо прямо сказать, что при всей сложности ситуации Западная группа войск занималась не самой трудной задачей вывода войск, которая по существу сводилась только к организованной отправке войск. Приём и размещение выводимых войск ложились на плечи командующих внутренних округов, Министерства обороны РФ, Генерального штаба, на региональное и местное руководство. Так что сказать, что вывод осуществляла только Западная группа войск, не совсем корректно. Выводом занималась вся страна. Но многие трудности заключались ещё и в том, что политическая система и система власти как в тогдашнем российском государстве, так и у бывших союзных советских республик, была на изломе.

Из-за правовых недоработок на серьезные препятствия натолкнулась реализация жилищной программы. Согласно договоренностям, немецкая сторона, как известно, взяла на себя обязательство выделить на строительство жилья для военнослужащих с 1991 по 1994 г. 7,8 млрд. марок. При этом не оговаривалось, какие конкретные суммы ежегодно должны выделяться. Оказалось, что темпы строительства жилья отстают от темпов вывода войск в 9 раз. Нигде не было оговорено, что строительство жилья и вывод войск должны идти синхронно.

Многие возникающие в этот период трудности являлись следствием того, что проблемы вывода Западной группы войск не решалась на правительственном уровне, хотя обстоятельства требовали этого. Высшее политическое руководство России, по существу, не вникало ни в один из сложных вопросов вывода, переложив их решение на плечи Министерства обороны и глав администраций субъектов Федерации. В результате военные сталкивались временами как с нераспорядительностью местных властей в районах новой дислокации, так и с трудностями финансирования войск, находившихся в Германии. И все же, несмотря на все вышеперечисленные сложности, задачу вывода войск удалось решить в установленные сроки. И это был акт одностороннего жеста доброй воли со стороны Российской Федерации, во многом даже жертвенного характера в надежде на мирное и взаимобезопасное европейское будущее.

При этом осуществлялся поиск новых форм обеспечения европейской безопасности. В частности, канцлером Гельмутом Колем предлагалась концепция создания миротворческого германо-франко-российского корпуса в Европе. Эта концепция, как и предложение в мае 1993 года Гельмута Коля о проведении совместных российско-германских учений, встретило жесткую реакцию в США и было оценено как «возможное опасное сближение России и Германии». Збигнев Бжезинский, например, заявил, что излишне тесные отношения между Германией и Россией могут, по его мнению, нарушить баланс сил в Европе. Такая позиция Запада привела к тому, что были упущены возможности дальнейшего развития международного сотрудничества и обеспечения безопасности на европейском континенте, возникшие в связи с выводом Группы войск из Германии.

Советская сторона в период переговоров по объединению Германии настаивала на нескольких принципиальных положениях для гарантии своей безопасности в общей системе европейской безопасности: Объединённая Германия не должна входить в блок НАТО. Но Германия не только осталась в НАТО, но и стала его активным членом; НАТО не должно было продвигаться на восток от существующих границ в сторону России; также предлагалось одновременно с Организацией Варшавского Договора распустить и блок НАТО. Вместо блоковой системы в Европе предлагалось создать общеевропейскую систему коллективной безопасности. Все западные партнеры того времени, можно сказать, в один голос заверяли о поддержке и выполнении этих инициатив в будущем.

Однако все эти предложения, договоренности и заверения оказались пустыми словами. Запад не пошёл на заключение письменного договора на основе норм международного права о нераспространении НАТО на Восток и по всем другим ключевым вопросам Европейской безопасности. Да и наши политики того времени заняли вялую непоследовательную позицию и не поставили заключение письменного договора по ключевым вопросам европейской безопасности как условие вывода Группы войск из Германии, занимая позицию односторонних уступок без учета долгосрочных национальных интересов своего государства.

В результате Варшавский Договор был распущен, блок НАТО продолжал существовать и стал интегрировать в свои структуры страны Восточной Европы, их Вооружённые Силы и интенсивно приближаться к границам России. Германия не только не вышла из структуры НАТО, но и стала его активным членом. К огромному потенциалу НАТО приплюсовывался потенциал бывших стран Варшавского Договора и отдельных республик бывшего Советского Союза. В результате чего появился соблазн решать вопросы европейской и мировой политики из одного центра силы, пренебрегая национальными интересами Российской Федерации и попирая этим Хельсинский принцип равной и неделимой безопасности.

Таким образом, в руках наших политиков в то время был «козырный туз» в лице Группы войск в Германии, а разменяли его на обыкновенную «семерку», как оказалось, пустопорожних обещаний «жить дружно» в большой европейской семье и не распространять НАТО на восток, не приближать его к России. Вопреки устным договоренностям началось ускоренное продвижение НАТО на Восток, хотя при этом было сказано и сейчас говорится немало слов о том, что это не несёт никаких угроз для России, а против кого оно двигается к границам России? Это трудно увязывается с тем, что в Польше с 1992 года НАТО стало обучать офицеров Вооружённых Сил Латвии, Литвы, Эстонии, а сейчас уже и Украины и вполне понятно против какого вероятного противника. При этом летчики прибалтийских стран уже начали отрабатывать вопросы применения ядерного оружия.

Также трудно объяснить движение НАТО на восток как миролюбивое, с позиций директивы президента США Б. Клинтона за № 13 от февраля 1992 года: «Цель НАТО – в будущем ввести миротворческие силы в регионы этнических конфликтов и пограничных разногласий от Атлантического океана до Уральских гор». И уже в наши дни сложно найти подтверждение словам об отсутствии угроз со стороны НАТО России, имея в виду размещение элементов ПРО на территории ряда восточноевропейских государств, проведение многочисленных учений в непосредственной близости от наших границ. Почему тогда нам не выдвинуть свою систему ПРО поближе к США? Трудно представить, какой бы поднялся шум от одних только намерений. А как тогда понимать Хельсинки с неделимой системой безопасности?

Как угрозу нашей безопасности можно оценить решение о размещении на территории стран Балтии и Польши батальонов в качестве передового эшелона всей группировки НАТО. Особенно остро воспринимается наличие в его составе немецких формирований, поскольку еще не успели зажить старые раны. Также не иначе как угрозу нашей безопасности можно расценивать и тот факт, что партнёры по НАТО подвигают свои ударные средства вооружения непосредственно к нашим границам – подлетное время ударной авиации НАТО до Санкт-Петербурга составляет всего 7-8 минут, а без перебазирования с действующих аэродромов она может действовать на глубину до 1000 км нашей территории. Натовцы развёртывают постоянно действующую систему управления -уже сейчас в готовности шесть пунктов управления и завершается подготовка еще двух пунктов, размещают группировки быстрого реагирования, разрабатывают чёткую систему планирования действий общевойскового характера с сухопутной, воздушно-космической и морской составляющими. К большому сожалению, проблема в том, что это не их сиюминутные желания, а долговременная политика, которая находит подтверждение в решениях Варшавского саммита НАТО.

Сегодня это обернулось тем, что НАТО стало у нашего забора, подошло к воротам, и, мало того, возмущается, что мы их не открываем. При этом, когда Россия, исключительно в ответном варианте, проводит учения и другие мероприятия на своей территории во избежание повторения трагического варианта завершения начального периода войны под стенами Москвы и Сталинграда, ее обвиняют в агрессивных действиях. В целом такие действия со стороны НАТО могут привести если не к возврату противостояния времен «холодной войны», то однозначно к усилению конфликтного потенциала в Европе. Анализируя сегодня итоги вывода войск, можно утверждать, что строительство европейской системы безопасности во имя благополучия и процветания Европы можно обеспечить только на основе совместных действий с учётом национальных интересов каждой, прежде всего европейской, страны на основе Хельсинских соглашений.

Следует отметить, что после вывода Группы войск объединенная Германия стала мощной и во многом ведущей страной в Европе и мире, от позиции которой во многом зависит безопасность в Европе. Но, как ни странно, с Германии по-прежнему не снят оккупационный статус. Примеру России, прекратившей оккупацию Германии в 1994 году, Запад и, прежде всего, США не последовали. При этом, если бы к 1944 году основные силы немцев не были разгромлены Красной армией, а 70% оставшихся войск не были связаны на Восточном фронте, вермахт бы и ботинки англо-американским войскам не дал бы замочить в Ла-Манше. И что выходит - на плечах советского солдата пришли… Российская армия вернулась на Родину, а они остались? Зачем? Против кого? Почему не ушли все вместе, не сняли с Германии оккупационный статус? Это что, недоверие к немецкому народу и всей Европе вести самостоятельную политику, исходя, прежде всего из своих национальных интересов?

К сожалению, это является одной из причин, по которой истинные национальные интересы Германии и ее народа учитываются не в полной мере. Пресловутая атлантическая солидарность, маниакальное желание продолжать санкционную политику в отношении к России не способствуют развитию добрососедских международных отношений, укреплению доверия между странами и достижению безопасности на европейском континенте. В конечном итоге это наносит весьма существенный вред российско-германским отношениям. Многовековая история Европы показывает – когда отношения между Россией и Германией носят добрососедский характер, не раздираются противоречиями, тогда на Европейском континенте царит мир, сотрудничество и взаимопонимание. Но такой алгоритм отношений многим очень не нравится. Можно сказать, что из глубины веков идет политика недопущения сближения немецкого и российского народов. Опыт показывает, что всегда находятся силы, и их не надо долго искать, которые в своих корыстных геополитических целях на исторических изломах делают все, в том числе и сегодня, для столкновения интересов России и Германии. Так было и в Первой, и во Второй мировых войнах, в которые против своей воли были втянуты Россия и Советский Союз.

Именно поэтому «Союз ветеранов группы войск в Германии» всегда был и находится на позициях максимального содействия недопущению развития противостояния между российским и немецким народами. И мы уверены, что Германия скажет ещё своё веское и независимое слово в вопросах своей и Европейской безопасности, развитии взаимовыгодных и добрососедских отношений между нашими странами и народами.

Президент «Союза ветеранов Группы войск в Германии»
генерал-полковник А. Терентьев