50 ЛЕТ ОПЕРАЦИИ "ДУНАЙ"

50 ЛЕТ ВОЕННО-СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ «ДУНАЙ»

 В Чехословакии во второй половине 60-х годов усилились сохранившиеся с предвоенного периода и вдохновлявшие "Пражскую весну" иллюзии, согласно которым роль страны сводилась ко "второй Швейцарии", выступающей своего рода посредником между либеральным Западом и социалистическим Востоком.

Издавна вынашиваемая чехами идея служить мостом между Востоком и Западом обретала новое звучание и тешила национальную гордость. Потребность в идеологическом оправдании данных стремлений и вызвало к жизни идеологическую конструкцию, как пресловутый «социализм с человеческим лицом». Разумеется, при этом, все внешние силы, видели будущее Чехословакии принципиально иначе и отводили ему в своих геополитических планах не более чем роль стратегического плацдарма.

Особенно очевидно это стало в связи с началом концентрации на чехословацкой границе войск НАТО и с подготовкой к проведению спецопераций внутри страны. В общем виде повторялась предвоенная ситуация, когда пытавшаяся перехитрить все великие державы Прага, сама оказалась жертвой собственной интриги.

Вполне очевидно, что планируемые либералами реформы становились лишь покрытием для антисоветских сил. Обоснованно выглядели опасения, что руководство Чехословакии, в конечном итоге, будет вынуждено «слить» социализм (а с ним - и союз с СССР) в обмен на какие-нибудь личные гарантии

 Необходимость самого жесткого контроля над развитием ситуации становилась неизбежной, тем более, что слишком глубоко было погружение чехословацкого общества, прежде всего, молодёжи, в фантазии благоденствия. А развитие этой ситуации все более несло отчетливый отпечаток национального невроза со всеми присущими ему характерными чертами.

Развитие событий в Чехословакии легко могло привести к большой войне с втягиванием в нее СССР, что вполне соответствовало американской стратегии борьбы с проектом «Большой Европой», неизбежно приводило к окончательному европейскому расколу. Однако, блестящее планирование и осуществление военно-стратегической операции "ДУНАЙ" сорвало данные планы.

Любопытно, что после 1968 года отношения с континентальной Европой улучшились настолько, что можно смело говорить о прямой преемственности с проектом де Голля.

В то время международная обстановка характеризовалась следующими обстоятельствами. В Европе существовали два мира, противоположных по идеологиям, – социалистический и капиталистический. Две экономических организации – так называемый в обиходе «Общий рынок» на Западе и Совет Экономической Взаимопомощи на Востоке.

Были два противостоящих военных блока – НАТО и Варшавский договор. Сейчас помнят только о том, что в 1968 году в ГДР стояла Группа Советских войск в Германии, в Польше – Северная группа Советских войск и в Венгрии – Южная группа войск. Но почему-то не вспоминают, что на территории ФРГ дислоцировались войска США, Великобритании, Бельгии и были готовы выдвинуться в случае необходимости армейские корпуса Нидерландов и Франции. Обе войсковые группировки находились в состоянии полной боевой готовности.

Каждая из сторон защищала свои интересы и любыми способами старалась ослабить другую.

На январском 1968 года Пленуме ЦК КПЧ были подвергнуты справедливой критике ошибки и недостатки руководства страны, а также принято решение о необходимости изменений в порядке управления экономикой государства.

Президент страны и первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Чехословакии (КПЧ) Антонин НОВОТНЫЙ был смещён с поста первого секретаря, оставаясь при этом президентом Чехословакии. Генеральным секретарем ЦК КПЧ был избран Александр ДУБЧЕК, возглавивший проведение реформ, названных позднее «строительством социализма с человеческим лицом».

 

Также под давлением общественности Антонин НОВОТНЫЙ был вынужден уйти и с поста президента ЧССР 28 марта 1968 года. После этого президентом стал Людвик СВОБОДА, также полностью поддерживавший политический курс на либерализацию. Сменилось высшее руководство страны, а вместе с ним начали меняться внутренняя и внешняя политика.

После апрельского (1968 г.) Пленума ЦК КПЧ её новый руководитель ДУБЧЕК назначил реформаторов и на другие высшие руководящие посты – председателем правительства ЧССР стал  Олдржих ЧЕРНИК, а председателем Национального собрания ЧССР был избран Йозеф СМРКОВСКИЙ.

Используя прозвучавшую на Пленуме критику руководства, оппозиционные политические силы, спекулируя требованиями «расширения» демократии, начали дискредитацию компартии, властных структур, органов государственной безопасности и социализма в целом. Началась скрытая подготовка смены государственного строя.

В средствах массовой информации от имени народа требовались: отмена руководства партией хозяйственной и политической жизнью, объявление КПЧ преступной организацией, запрет на ее деятельность, роспуск органов госбезопасности и Народной милиции. (Народная милиция – сохранившееся с 1948 года название вооруженных партийных рабочих отрядов, подчинявшихся непосредственно Генеральному секретарю ЦК КПЧ.)

По всей стране возникали различные «клубы» («Клуб 231″, «Клуб активных беспартийных») и другие организации, основной целью и задачей которых было очернить историю страны после 1945 года, сплотить оппозицию, вести антиконституционную пропаганду.

К середине 1968 года в МВД поступило около 70 заявлений о регистрации новых организаций и объединений. Так, «Клуб 23122»  был учрежден в Праге
31 марта 1968 года, хотя и не имел разрешения от МВД. Клуб объединил свыше 40 тысяч человек, среди которых были бывшие уголовные и государственные преступники. Как отмечала газета «Руде право», в числе членов клуба были бывшие нацисты, эсэсовцы, генлейновцы, министры марионеточного «Словацкого государства», представители реакционного духовенства.

На одном из заседаний генеральный секретарь клуба Ярослав БРОДСКИЙ заявил: — «Самый лучший коммунист – это мертвый коммунист, а если он еще жив, то ему следует выдернуть ноги». На предприятиях и в различных организациях создавались филиалы клуба, которые именовались «Обществами в защиту слова и печати».

Одним из наиболее ярких антиконституционных материалов можно считать воззвание подпольной организации «Революционный комитет демократической партии Словакии», распространенное в июне в организациях и на предприятиях
города Свит. В нем были выдвинуты требования: распустить колхозы и кооперативы, раздать землю крестьянам, провести выборы под контролем Англии, США, Италии и Франции, прекратить в прессе критику западных государств, а сосредоточить ее на СССР, разрешить легальную деятельность существовавших в буржуазной Чехословакии политических партий, присоединить уже в 1968 году «Закарпатскую Русь» к Чехословакии. Воззвание заканчивалось призывом: «Смерть коммунистической партии!»

В целях создания некоего противовеса Варшавскому договору была возрождена идея создания Малой Антанты, как регионального блока социалистических и капиталистических государств и буфера между великими державами.

В мае группа сотрудников Пражской военно-политической академии опубликовала «Замечания к разработке Программы действий Чехословацкой народной армии». Авторы предложили «выход ЧССР из Варшавского договора или, возможно, совместные действия Чехословакии с другими соцстранами по ликвидации Варшавского договора в целом и его замены системой двусторонних отношений».

Серьезные выпады с позиций «здравого хозяйственного расчета» делались и против Совета Экономической Взаимопомощи.

14 июня чехословацкие оппозиционеры пригласили известного «советолога» Збигнева БЖЕЗИНСКОГО для выступлений в Праге с лекциями, в которых он изложил свою стратегию «либерализации», призвал к уничтожению КПЧ, а также ликвидации милиции и государственной безопасности. По его словам, он полностью «поддержал интересный чехословацкий эксперимент».

Прямым подрывом национальных интересов ЧССР были призывы к «сближению» с ФРГ, звучавшие не только в СМИ, но и в речах некоторых руководителей страны.

Дело не ограничивалось только словами. Западные границы ЧССР были открыты, начали ликвидироваться пограничные заграждения и укрепления. По указанию министра госбезопасности ПАВЕЛА, выявленных контрразведкой шпионов западных стран не задерживали, а давали им возможность выехать.

В этот же период прошли консультативные встречи представителей стран НАТО, на которых изучались возможные мероприятия, чтобы вывести ЧССР из социалистического лагеря. США выразили готовность оказать влияние на Чехословакию по вопросу получения кредита от капиталистических стран, используя заинтересованность ЧССР в возврате ей золотого запаса.

В 1968 году свою деятельность в ЧССР активизировал Ватикан. Его руководство рекомендовало направить деятельность католической церкви на то, чтобы слиться с движением за «независимость» и «либерализацию», а также взять на себя роль «опоры и свободы в странах Восточной Европы», концентрируя внимание на Чехословакии, Польше и ГДР.

Населению ЧССР настойчиво внушалась мысль о том, что со стороны ФРГ никакой опасности реваншизма не существует, что можно подумать о возвращении в страну судетских немцев.

С целью создания в ЧССР ситуации, которая способствовала бы выходу Чехословакии из Варшавского договора, Совет НАТО разработал программу «Зефир».

В июле начал действовать специальный Центр по наблюдению и управлению, который американские офицеры называли «Штаб ударной группы». В его составе более 300 сотрудников, среди которых офицеры-разведчики и политические советники.

Примечательно и то, что некоторые лидеры «Пражской весны» полагали, что симпатии Запада непременно материализуются в виде жесткой антисоветской позиции США в случае силовых действий со стороны Советского Союза».

Согласно многочисленным свидетельствам, Министр МВД  И. ПАВЕЛ по мере развития «Пражской весны» постепенно ликвидировал органы государственной безопасности, избавляясь от коммунистических кадров и сторонников Москвы. Своим сотрудникам, пытавшимся вести работу по обезвреживанию так называемых «прогрессистов» (Клуб беспартийных активистов и организация К-231), он грозил репрессиями. До решения правительства им был отдан приказ: немедленно прекратить глушение иностранных передач и начать демонтаж оборудования.

Министр внутренних дел И. ПАВЕЛ и заведующий отделом ЦК КПЧ генерал ПРХЛИК «подготовили проект создания руководящего Центра, который должен взять всю государственную власть в свои руки во время политической напряженности в стране». Там же говорилось и об осуществлении «превентивных мер безопасности, направленных против выступлений консервативных сил, включая создание трудовых лагерей».

Иначе говоря, в стране проводилась скрытая, но вполне реальная подготовка к созданию концлагерей, куда должны были быть упрятаны все оппозиционные режиму «с человеческим лицом» силы.  А если к этому добавить титанические усилия некоторых зарубежных спецслужб и агентов влияния Запада, намеревавшихся любой ценой оторвать Чехословакию от Восточного блока, то общая картина событий выглядела однозначно.

Одновременно с либерализацией в обществе нарастали антисоветские настроения. Чехословацкое руководство понимало, что в СССР вряд ли положительно отнесутся к этим политическим изменениям, что было абсолютно верно. Если смотреть на события марта-августа 1968 года из сегодняшнего дня, то становится ясно, что, не вмешайся Советский Союз в эти процессы, то социалистический строй в Чехословакии пал бы уже в 1969 году, что серьёзно дестабилизировало обстановку в ОВД.

В этой связи советское руководство было весьма озабочено политическими процессами в соседней стране. Критика чехословацкого правительства и его реформ прозвучала ещё 23 марта 1968 года на съезде коммунистических партий в Дрездене и с тех пор лишь нарастала. Однако с ухудшением ситуации для КПЧ в Чехословакии, стало ясно, что, по сути, плавный переход от социализма к капитализму – и есть цель нового чехословацкого правительства.

Военно-политическое руководство СССР и других стран Варшавского договора опасались, что в случае проведения чехословацкими коммунистами заявленной внутренней политики контроль над Чехословакией будет утрачен.

Подобный поворот событий грозил расколом социалистического блока, как в политическом, так и военно-стратегическом плане.

Таким образом, к весне 1968 года страны социалистического лагеря оказались перед выбором:

- позволить оппозиционным силам столкнуть ЧССР с социалистического пути;

- открыть потенциальному противнику дорогу на Восток, поставив под удар не только группировки войск Варшавского договора, но и итоги Второй мировой войны;

ЛИБО

- силами стран содружества защитить социалистический строй в ЧССР и оказать помощь развитию ее экономики;

- раз и навсегда покончить с мюнхенской политикой, отбросив все притязания реваншистских наследников Гитлера;

- поставить преграду перед новым «Дранг нах остен», показав всему миру, что никому не удастся перекроить послевоенные границы, установленные в результате борьбы многих народов против фашизма.

Исходя из сложившейся обстановки, в конце июля 1968 года было выбрано второе. Однако если бы руководство компартии ЧССР не проявило такой слабости и терпимости к врагам правящей партии и существовавшего государственного строя, ничего подобного не было бы.

Военно-политическое руководство СССР и других стран Варшавского договора внимательно следило за событиями в ЧССР и пыталось довести свою оценку до органов власти Чехословакии.

В конце марта 1968 г. ЦК КПСС разослал партийному активу закрытую информацию о положении в Чехословакии. В этом документе говорилось: «…в последнее время события развиваются в отрицательном направлении… Более того, в ряде газет, по радио и телевидению пропагандируются призывы «к полному отделению партии от государства», к возврату ЧССР к буржуазной республике МАСАРИКА и БЕНЕША, превращению ЧССР в «открытое общество» и другие…»

23 марта в Дрездене состоялась встреча руководителей партий и правительств шести социалистических стран — СССРПольшиГДРБолгарииВенгрии и ЧССР, на которой генеральный секретарь  КПЧ  А. ДУБЧЕК  был подвергнут резкой критике.

После совещания в Дрездене советское руководство приступило к разработке вариантов действий в отношении Чехословакии, в том числе и военных, мер. Руководители ГДР (В. УЛЬБРИХТ), Болгарии (Т. ЖИВКОВ) и Польши  (В. ГОМУЛКА) занимали жёсткую позицию и в определённой мере влияли на советского руководителя Л. БРЕЖНЕВА.

Советской стороной не исключался и вариант вступления на территорию Чехословакии войск  НАТО, которые проводили у границ  ЧССР  манёвры под кодовым названием «Чёрный лев».

Учитывая складывающуюся военно-политическую обстановку, весной 1968 года объединённым командованием Варшавского Договора совместно с Генеральным штабом ВС СССР  была разработана операция под кодовым названием «ДУНАЙ».

8 апреля 1968 года командующий воздушно-десантными войсками генерал В. Ф. МАРГЕЛОВ  получил директиву, согласно которой приступил к планированию применения воздушных десантов на территории ЧССР. В директиве говорилось: «Советский Союз и другие социалистические страны, верные интернациональному долгу и Варшавскому Договору, должны ввести свои войска для оказания помощи Чехословацкой народной армии в защите Родины от нависшей над ней опасности».

В документе подчеркивалось также: «…если войска Чехословацкой народной армии с пониманием отнесутся к появлению советских войск, в этом случае необходимо организовать с ними взаимодействие и совместно выполнять поставленные задачи. В случае, если войска ЧНА будут враждебно относиться к десантникам и поддержат консервативные силы, тогда необходимо принимать меры к их локализации, а при невозможности этого — разоружать».

В течение апреля-мая советские лидеры пытались «образумить» Александра ДУБЧЕКА, привлечь его внимание к опасности действий антисоциалистических сил. В конце апреля в  Прагу  прибыл маршал  И. ЯКУБОВСКИЙ, главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами стран — участниц Варшавского Договора для подготовки учений войск стран Варшавского договора на территории ЧССР.

4 мая прошла встреча БРЕЖНЕВА с ДУБЧЕКОМ в Москве, но на ней взаимопонимания достичь не удалось.

8 мая в Москве прошла закрытая встреча лидеров СССР, Польши, ГДР, Болгарии и Венгрии, во время которой состоялся откровенный обмен мнениями о мерах в связи с обстановкой в Чехословакии. Уже тогда прозвучали предложения о военном решении. Однако при этом лидер Венгрии Я. КАДАР, ссылаясь на опыт 1956 года, заявил, что чехословацкий кризис нельзя решить военными средствами и необходимо искать политическое решение.

В конце мая правительство ЧССР дало согласие на проведение учений войск стран Варшавского договора под названием «ШУМАВА», которые состоялись
20 — 30 июня с привлечением только штабов частей, соединений и войск связи. С 20 по 30 июня на территорию Чехословакии впервые за всю историю военного блока социалистических стран было введено 16 тысяч человек личного состава. С 23 июля по 10 августа 1968 года на территории СССР, ГДР и Польши были проведены тыловые учения «Неман», в период которых шла передислокация войск для их ввода в Чехословакию. С 11 августа 1968 года были проведены крупные учения войск ПВО «Небесный щит». На территории Западной Украины, Польши и ГДР были проведены учения войск связи.

29 июля — 1 августа прошла встреча в Чьерне-над-Тисой, в которой участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиум ЦК КПЧ вместе с президентом Л. Свободой.

Чехословацкая делегация на переговорах в основном выступала единым фронтом, но особой позиции придерживался В. БИЛЯК. Тогда же поступило личное письмо кандидата в члены Президиума ЦК КПЧ А. КАПЕКА с просьбой об оказании его стране «братской помощи» соцстран.

В конце июля была завершена подготовка военной операции в Чехословакии, но ещё не было принято окончательное решение о её проведении.

3 августа 1968 г. состоялась встреча руководителей шести коммунистических партий в Братиславе. В принятом в Братиславе заявлении содержалась фраза о коллективной ответственности в деле защиты социализма. В Братиславе
Л. БРЕЖНЕВУ было передано письмо пяти членов руководства КПЧ — ИНДРЫКОЛЬДЕРАКАПЕКАШВЕСТКИ и БИЛЯКА с просьбой об оказании «действенной помощи и поддержки», чтобы вырвать ЧССР «из грозящей опасности контрреволюции».

В середине августа Л. БРЕЖНЕВ дважды звонил А. ДУБЧЕКУ и спрашивал, почему не происходят обещанные в Братиславе кадровые перестановки, на что ДУБЧЕК отвечал, что кадровые дела решаются коллективно, пленумом ЦК партии.

Из интервью дипломата Валентина ФАЛИНА журналу «Итоги», в 1966—1968 годах возглавлявший 2-й Европейский (британский) отдел МИД СССР:

Задержусь на Пражской весне. Он [Л. И. Брежнев] поручил помощникам АЛЕКСАНДРОВУ-АГЕНТОВУ, БЛАТОВУ, а также мне обобщать все поступавшие материалы, равно как и отклики в прессе на развитие ситуации в ЧССР и дважды в день докладывать ему наши оценки. Нередко Леонид Ильич заходил к нам в небольшую комнату вблизи его кабинета и иронически спрашивал: «Все колдуете?» Мы настойчиво повторяли, что издержек от силового вмешательства будет больше, чем прибыли. В ответ обычно слышалось: «Вы не всё знаете». Действительно, нам не было известно, например, что 16 августа, то есть за четверо суток до нашего вторжения в ЧССР, БРЕЖНЕВУ звонил ДУБЧЕК и просил ввести советские войска. Как бы чехи ни старались замолчать данный факт, запись телефонного разговора хранится в архиве.

8 августа в Москве состоялась встреча лидеров СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии. Были согласованы соответствующие мероприятия, в том числе выступление «здоровых сил» КПЧ с просьбой о военной помощи. В послании президенту Чехословакии Свободе от имени участников совещания в Москве, в качестве одного из главных доводов отмечалось получение просьбы об оказании помощи вооруженными силами чехословацкому народу от «большинства» членов Президиума ЦК КПЧ и многих членов правительства Чехословакии.

 16 августа в Москве на заседании Политбюро ЦК КПСС состоялось обсуждение положения в Чехословакии и были одобрены предложения о вводе войск. Тогда же было принято письмо Политбюро ЦК КПСС в адрес Президиума ЦК КПЧ.

17 августа советский посол С. ЧЕРВОНЕНКО встретился с президентом Чехословакии Л. СВОБОДОЙ и сообщил в Москву, что в решающий момент президент будет вместе с КПСС и Советским Союзом.

В тот же день группе «здоровых сил» в КПЧ были направлены подготовленные в Москве материалы для текста Обращения к чехословацкому народу. Планировалось, что они создадут Революционное рабоче-крестьянское правительство. Был заготовлен и проект обращения правительств СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии к народу Чехословакии, а также к чехословацкой армии.

Политическое руководство операцией в Праге осуществлял член Политбюро ЦК КПСС К. МАЗУРОВ.

Военную подготовку операции осуществлял главнокомандующий Объединёнными Вооружёнными Силами стран Варшавского договора маршал И. И. ЯКУБОВСКИЙ, однако за несколько дней до начала операции её руководителем был назначен главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель министра обороны СССРгенерал армии И. Г. ПАВЛОВСКИЙ.

На первом этапе основная роль отводилась воздушно-десантным войскамВойска противовоздушной обороныВоенно-морской флот и ракетные войска стратегического назначения приводились в повышенную боеготовность.

К 20 августа была подготовлена группировка войск, первый эшелон которой насчитывал до 250 000 человек, а общее количество — до 500 000 человек, около
5 000 танков и бронетранспортёров. Для осуществления операции привлекались
26 дивизий, из них 18 советских, не считая авиации. Во вторжении принимали участие войска советских 1-й гвардейской танковой,  20-й гвардейской общевойсковой16-й воздушной армиями (Группа советских войск в Германии), 
11-я гвардейская армия (Прибалтийский военный округ), 28-я общевойсковая армия (Белорусский военный округ), 13 и 38 общевойсковыми армиями (Прикарпатский военный округ) и 14-й воздушной армии (Одесский военный округ). Были сформированы Прикарпатский и Центральный фронты:

Также для прикрытия действующей группировки в Венгрии был развернут ЮЖНЫЙ ФРОНТ. Кроме этого фронта, на территории Венгрии была развёрнута для ввода в Чехословакию оперативная группа «Балатон» (две советские дивизии, а также болгарские и венгерские подразделения).

В целом численность введённых в Чехословакию войск составляла:

  • СССР18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий,
    22 авиационных и вертолётных полка, около 170 000 человек;
  • ПОЛЬША5 пехотных дивизий, до 40 000 человек;
  • ГДР— мотострелковая и танковая дивизии, всего до 15 000 человек (по публикациям в прессе[1], от ввода частей ГДР в Чехословакию в последний момент было решено отказаться, они играли роль резерва на границе, а в Чехословакии находилась оперативная группа ННА ГДР из нескольких десятков военнослужащих);
  • Венгрия— 8-я мотострелковая дивизия, отдельные части, всего 12 500 человек;
  • Болгария— 12-й и 22-й болгарские мотострелковые полки, общей численностью 2164 чел. и один болгарский танковый батальон, имевший на вооружении 26 машин Т-34.

Дата ввода войск была назначена на вечер 20 августа, когда проводилось заседание Президиума ЦК КПЧ. Утром 20 августа 1968 года офицерам был зачитан секретный приказ о формировании главного командования «Дунай». Главкомом был назначен генерал армии И. Г. ПАВЛОВСКИЙ, чья ставка была развернута в южной части Польши. Ему подчинялись оба фронта (Центральный и Прикарпатский) и оперативная группа «Балатон», а также две гвардейские воздушно-десантные дивизии. В первый день операции для обеспечения высадки десантных дивизий в распоряжение Главкома «Дунай» выделялось пять дивизий военно-транспортной авиации.

В 22 часа 15 минут 20 августа в войска поступил сигнал «ВЛТАВА-666» о начале операции. В 23:00 20 августа в войсках, предназначенных для вторжения, была объявлена боевая тревога. По каналам закрытой связи всем фронтам, армиям, дивизиям, бригадам, полкам и батальонам был передан сигнал на выдвижение. По этому сигналу все командиры должны были вскрыть один из пяти хранящихся у них секретных пакетов (операция была разработана в пяти вариантах), а четыре оставшихся в присутствии начальников штабов сжечь, не вскрывая. Во вскрытых пакетах содержался приказ на начало операции «Дунай» и на продолжение боевых действий в соответствии с планами «Дунай-Канал» и «Дунай-Канал-Глобус».

Постановка задач командному составу соединений войск ГСВГ  Министром Обороны СССР маршалом А.А. Гречко. Август 1968 года. .

Заранее были разработаны «Распоряжения по взаимодействию на операцию «Дунай». На боевую технику, участвующую во вторжении, были нанесены белые полосы. Вся боевая техника советского и союзного производства без белых полос подлежала «нейтрализации», желательно без стрельбы. В случае сопротивления бесполосные танки и другая боевая техника подлежали уничтожению без предупреждения и без команд сверху. При встрече с войсками НАТО было приказано немедленно останавливаться и без команды не стрелять.

Ввод войск осуществлялся в 18 местах с территории ГДРПНРСССР и ВНР. В Прагу вступили части 20-й Гвардейской армии из Группы советских войск в Германии (генерал-лейтенант Иван Леонтьевич ВЕЛИЧКО), которые установили контроль над основными объектами столицы Чехословакии. Одновременно в Праге и Брно были высажены две советские воздушно-десантные дивизии.

В 2 часа ночи 21 августа на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские 
Ан-12 с десантом и боевой техникой. 

При известии о вторжении в кабинете ДУБЧЕКА в ЦК КПЧ срочно собрался Президиум КПЧ. Большинство — 7 против 4 — проголосовали за заявление Президиума, осуждающее вторжение. Только члены Президиума КОЛЬДЕР, БИЛЯК, ШВЕСТКА и РИГО выступили по первоначальному плану. БАРБИРЕК и ПИЛЛЕР поддержали ДУБЧЕКА и О. ЧЕРНИКА. Расчёт же советского руководства был на перевес «здоровых сил» в решающий момент — 6 против 5. В заявлении также содержался призыв к срочному созыву партийного съезда.

Сам ДУБЧЕК в своём радиовоззвании к жителям страны призвал граждан сохранять спокойствие и не допустить кровопролития и фактического повторения венгерских событий 1956 года.

К 4:30 утра 21 августа здание ЦК было окружено советскими войсками и бронетехникой, в здание ворвались советские десантники и арестовали присутствовавших. Несколько часов ДУБЧЕК и другие члены ЦК провели под контролем десантников.

Спустя четыре часа после высадки первых групп десантников важнейшие объекты Праги и Брно оказались под контролем союзных войск. Основные усилия десантников направлялись на захват зданий ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба, а также здания радиостанции и телевидения. По заранее разработанному плану к основным административно-промышленным центрам ЧССР направлялись колонны войск. Соединения и части союзных войск размещались во всех крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР. 

К концу дня  21 августа 24 дивизии стран Варшавского договора заняли основные объекты на территории Чехословакии. Войска СССР и его союзников заняли все пункты без применения оружия, так как чехословацкой армии было приказано не оказывать сопротивления.

В Праге протестующие граждане пытались воспрепятствовать движению войск и техники; были сбиты все указатели и таблички с названием улиц, в магазинах были спрятаны все карты Праги, тогда как у советских военных были лишь устаревшие карты времён войны.

 

По призыву президента страны и Чешского радио граждане Чехословакии не оказывали вооружённого отпора войскам вторжения. Тем не менее, повсеместно войска встречали пассивное сопротивление местного населения. Чехи и словаки отказывались предоставлять советским войскам питьё, продукты питания и топливо, меняли дорожные знаки для затруднения продвижения войск, выходили на улицы, пытались объяснить солдатам суть происходящих в Чехословакии событий, апеллировали к русско-чехословацкому братству. Граждане требовали вывода иностранных войск и возврата вывезенных в СССР руководителей партии и правительства.

 

Советское руководство было вынуждено искать компромиссное решение. Вывезенные в СССР члены руководства ЦК КПЧ были доставлены в Москву. Президент Л. СВОБОДА также прибыл в Москву вместе с Г. ГУСАКОМ, в тот момент являвшимся заместителем главы правительства.

2427 августа 1968 года в Москве состоялись переговоры. Советские руководители стремились подписать с чехословацкими руководителями документ, в котором бы, прежде всего, оправдывался ввод войск как вынужденная мера по причине невыполнения обязательств чехословацкой стороны, принятых по итогам переговоров в Чиерне-над-Тисой и Братиславе, и неспособности предотвратить возможный государственный переворот «контрреволюционных сил».

Также требовалось объявить решения съезда КПЧ в Высочанах недействительными и отложить созыв нового съезда партии. Переговоры проходили в обстановке нажима и скрытых угроз. Руководители Чехословакии заявляли, что ввод войск был неспровоцированным и неоправданным шагом, который повлечёт тяжёлые последствия, в том числе в международном плане. Такой же позиции придерживался и Г. ГУСАК, отметивший, что цели, которые ставили руководители СССР, можно было достичь другими, невоенными средствами.

Но в итоге А. ДУБЧЕК и его товарищи решились на подписание Московского протокола (подписать его отказался только Ф. КРИГЕЛЬ), добившись лишь согласия с решениями январского и майского (1968 г.) Пленумов ЦК КПЧ и обещания вывести войска в будущем. Итогом переговоров стало совместное коммюнике, в котором сроки вывода войск ОВД ставились в зависимость от нормализации обстановки в ЧССР.

Потери СССР в технике точно не известны. В частях одной только 38-й армии за первые три дня на территории Словакии и Северной Моравии было сожжено  7 танков и бронетранспортёров.

Боевые действия практически не велись. Имели место отдельные случаи нападения на военных, но в подавляющем большинстве жители Чехословакии не оказали сопротивления.

Вместе с тем необходимо отметить, что первое время отношение местного населения к военнослужащим стран содружества было плохим. Одурманенные враждебной пропагандой, двуличным поведением первых лиц государства, отсутствием информации об истинных причинах ввода войск, а порой и запуганные

 местными оппозиционерами люди не только косо смотрели на иностранных солдат. В машины летели камни, по ночам места расположения войск обстреливались из стрелкового оружия. На дорогах были снесены указатели и знаки, а стены домов расписаны лозунгами типа «Оккупанты, убирайтесь домой!», «Стрели оккупанта!» и т.п.


Ввод союзных войск показал силам чешской оппозиции и их иностранным вдохновителям, что надежды на захват власти рухнули. Однако они решили не сдаваться, а призвали к вооруженному сопротивлению. Кроме обстрелов автомашин, вертолетов и мест дислокации союзных войск, начались террористические акты против чешских работников партийных органов и сотрудников спецслужб.

 В первые же дни после ввода союзных войск, при взаимодействии с чешскими органами безопасности, из множества тайников и подвалов было изъято несколько тысяч автоматов, сотни пулеметов и гранатометов. Были обнаружены даже минометы. Так, даже в пражском доме журналистов, руководство которым осуществляли оппозиционные деятели, было обнаружено 13 пулеметов, 81 автомат и 150 ящиков с боеприпасами.

Еще одним свидетельством существования в ЧССР организованных антиконституционных сил является тот факт, что уже к 8 часам 21 августа во всех областях страны начали работать подпольные радиостанции, в отдельные дни до
30-35 ед.

Использовались не только радиостанции, заранее установленные на автомашинах, поездах и в тайных убежищах, но и аппаратура, захваченная в органах МПВО, в отделениях Союза сотрудничества с армией (типа ДОСААФ в СССР), в крупных сельских хозяйствах.  Подпольные радиопередатчики были объединены в систему, которой определялись время и продолжительность работы.

Группы захвата органов безопасности обнаруживали работающие радиостанции, развернутые в квартирах, спрятанные в сейфах руководителей различных организаций. Попадались и радиостанции в специальных чемоданах вместе с таблицами прохождения волн в разное время суток.

Радиостанции, а также четыре канала подпольного телевидения распространяли ложную информацию, слухи, призывы к уничтожению военнослужащих союзных войск, саботажу, диверсиям. В этот «хор» хорошо вписались радиопередатчики западногерманского 701-го батальона психологической войны.

Ввод в Чехословакию войск стран Варшавского договора был вынужденной мерой, направленной на сохранение единства стран социалистического лагеря, а также на предупреждение выхода войск НАТО на границы СССР. 

Советские солдаты не были оккупантами и не вели себя как захватчики. Как ни пафосно это звучит, но в августе 1968 года они защищали свою страну на передовых рубежах лагеря социализма.

Поставленные армии задачи были выполнены с минимальными потерями. Всего с 21 августа по 20 сентября 1968 года боевые потери советских войск составили 12 человек погибшими и 25 ранеными и травмированными. Небоевые потери за этот же период — 84 погибших и умерших, 62 раненых и травмированных. Также в результате катастрофы вертолёта в районе г. Теплице погибли 2 советских корреспондента.

Известны данные о безвозвратных потерях вооружённых сил других стран ОВД, участвовавших в операции, главным образом — не боевые: венгерская и болгарская армии потеряли по одному человеку погибшими (болгарский солдат был убит на посту неизвестными, при этом был похищен его автомат), польская — 10 человек погибшими.

По современным данным, в ходе вторжения было убито 108 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей. Только в первый день вторжения было убито или смертельно ранено 58 человек.

Наибольшее число жертв среди мирных жителей было в Праге в районе здания Чешского радио. Возможно, часть жертв была незадокументирована. Так, свидетели сообщают о стрельбе советских солдат по толпе пражан на Вацлавской площади, в результате которой погибло и было ранено несколько человек, хотя данные об этом инциденте не вошли в отчёты Чехословацкой службы безопасности.

В начале сентября войска были выведены из многих городов и населённых пунктов ЧССР в специально определённые места дислокации.

Советские танки покинули Прагу 11 сентября 1968 года.

16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества».

17 октября 1968 г. начался поэтапный вывод части войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября. На территории Чехословакии советское военное присутствие сохранялось до 1991 года.

В результате проведения операции «ДУНАЙ» Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск  (до 130 тыс. чел.) оставалась в Чехословакии до 1991 года. Договор об условиях пребывания советских войск на территории Чехословакии стал одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и  ОВД. Албания в результате вторжения вышла из Организации Варшавского договора.

Парадоксальным образом, силовая акция в Чехословакии в 1968 году ускорила приход в отношениях между Востоком и Западом периода так называемой «разрядки напряжённости», основанной на признании существовавшего в Европе территориального статус-кво.

Это отразилось и на отношениях между СССР и Германией.  Канцлер ФРГ  Вилли Брандт провозгласил проведение  Германией   так называемой «новой восточной политики».

Каким образом удалось захватить отнюдь не маленькую европейскую страну в кратчайший срок и с минимальными потерями? Значительную роль в таком ходе событий сыграла нейтральная позиция чехословацкой армии, (а это порядка 200 тыс. человек, вооруженных в то время современной военной техникой). Министр национальной обороны ЧССР генерал-полковник Мартин ДЗУР в той очень непростой ситуации сыграл ключевую роль. Во время событий Пражской весны  прилагал большие усилия, чтобы армия оставалась вне политики. Во время  отдал приказ о недопущении сопротивления. Но главной причиной малого числа жертв стало поведение советских солдат, которые проявили в Чехословакии поразительную выдержку.

Если бы не жесткие действия СССР и его союзников, то чешское руководство, мгновенно миновав стадию «социализма с человеческим лицом», оказалось бы в объятиях Запада. Варшавский блок лишился бы стратегически важного государства в центре Европы, НАТО оказалось бы у границ СССР.

Многое роднит события 1968 года с современностью.

  • Это не только стремление к дискредитации тех, кто в далёком 1968 году не допустил "большой войны" в Европе, но и плохо скрываемое намерение решить все проблем за счёт России, предварительно выставив её агрессором.
  • Это и массовое производство "бархатных" революций, лёгкость, с которой заокеанских оппоненты готовы пойти на развязывание войны в Европе ради реализации собственных коммерческих проектов.
  • Это и ставшая традиционной невнятность европейской позиции с характерным стремлением к сохранению собственного эгоистического благополучия даже за счёт собственного будущего.
  • Это и внутренняя слабость Европы, которая не в состоянии отстоять собственные ценности, и незавидные перспективы проекта "Большой Европы", который может быть окончательно похоронен сегодняшними геополитическими процессами.