Сегодня в Центральном академическом театре Российской Армии состоится встреча, посвящённая 20-летию вывода советских войск из Германии. Накануне мероприятия корреспондент «Красной звезды» встретилась с начальником штаба Западной группы войск генерал-полковником в отставке Антоном ТЕРЕНТЬЕВЫМ, который был последним военнослужащим России, покинувшим территорию уже объединённой Германии.

- Антон Владимирович, кто первым предложил вывод войск Западной группы, и почему было принято такое решение?

- Этот вопрос скорее надо адресовать большим политикам, но я могу поделиться своим видением. Думаю, что инициатором стала немецкая сторона, поскольку они считали основным препятствием для объединения Западной и Восточной Германии   является именно присутствие советской группы войск. Хотя, вероятно, идея вывода ЗГВ вынашивалась и в других центрах мировой политики, таких как, США, Великобритания, поскольку им было небезразлично мощное противостояние в Европе, наличие силы, сдерживающей развитие НАТО на Восток. Поскольку, как мы видим сейчас, эта идея вынашивалась в «Альянсе» еще в то время, почему и не был заключен международно-правовой договор о не расширении НАТО   на Восток, а ограничились устными заверениями. Интересна позиция такого крупного политика и государственного деятеля как Гельмут Коль, который в то время, занимал пост федерального канцлера Германии. Для обеспечения Европейской безопасности, он предлагал создать в ФРГ миротворческий коалиционный корпус в составе российских, немецких и французских войск. Эта концепция, как и предложение Гельмута Коля в мае 1993 года о проведении совместных российско-германских учений, встретило жесткую негативную реакцию и оценено в США как возможное опасное сближение России и Германии. Известный американский политолог Збигнев Бжезинский, например, тогда напрямую заявил, что излишне тесные отношения между Германией и Россией могут, по его мнению, нарушить баланс сил в Европе.

Впрочем, думаю, что и наши политики того времени не очень-то настойчиво поддерживали инициативы канцлера Германии, поскольку это было время постоянных уступок в стремлении показать западному миру приверженность демократическому устройству; во вступлении в единую «демократическую семью», в надежде на совместное развитие, основанное на принципах взаимного доверия,  равноправном  сотрудничестве, открытости и предсказуемости. Но как видим, уступки в конечном итоге, оказались односторонними. И  когда, в настоящее время,  политика  России, перестала соответствовать национальным интересам других стран в ущерб собственным, Россия сразу была отнесена в категорию как минимум недоброжелателей.

- Более того, недавно министр обороны США Чак Хейгел обвинил Россию, что её вооружённые силы подошли к порогу НАТО.

- Всё с точностью до наоборот. Безусловно, расширение альянса, стало возможным вследствие отсутствия во время вывода войск из Германии подписанного Соглашения на основе норм международного права о нераспространении НАТО на Восток. Советская сторона в период переговоров по объединению Германии настаивала на нескольких принципиальных положениях для гарантии своей безопасности в общей системе европейской безопасности. И что получилось в итоге? Объединённая Германия не должна была входить в блок НАТО. Но эта страна не только осталась в Североатлантическом альянсе, но и стала его активным членом, которого постоянно привлекают к «миротворческим» операциям в Европе, Африке, Афганистане.   

 А  так же  предлагалось,     одновременно  с  Варшавским Договором распустить и блок НАТО. Планировалось создание общеевропейской системы коллективной безопасности. Но и это предложение было проигнорировано. Альянс не  только продолжал существовать,  а  стал интегрировать в свои структуры страны Восточной Европы и их Вооружённые Силы. То есть к огромному потенциалу НАТО, стал приплюсовываться потенциал бывших стран Варшавского Договора. А те сокращения, которые происходили, причём условно в странах НАТО, всё равно означали значительное укрупнение блока, расширение подконтрольной этой структуре территории.

Происходило очевидное движение НАТО на Восток, хотя  при  этом, было сказано немало слов, что оно не несёт никаких угроз для России. Но как объяснить то, что в Польше с 1992 года стали обучать офицеров вооружённых сил Латвии, Литвы и Эстонии и вполне понятно против какого вероятного противника. Как понять «миролюбивое»  движение НАТО на Восток с позиций февральской директивы № 13 от 1992 года президента США Клинтона, где шла речь о том, что «цель НАТО в будущем – ввести миротворческие силы в регионы этнических конфликтов и пограничных разногласий от Атлантического океана до Уральских гор»?

- По-вашему мнению, вывод Западной группы войск – политическое легкомыслие или предательство национальных интересов? Ведь за такого рода государственными решениями стоят судьбы сотен тысяч людей, необратимые геополитические и военно-стратегические изменения.

Для того, чтобы можно было жестко  и  исчерпывающе  дать оценку событий того времени, надо оказаться в той обстановке, в которой находились страна и люди, принимающие это решение. Все мы, порой  «очень умные вчера». Нельзя забывать, что политическая система, как в нашем государстве, так и у наших бывших союзников, бывших республик Советского Союза, была на изломе. Но, при этом однозначно, не принимаются оправдания «уступок» определяющих национальные интересы государства, а не только в  военном  деле.  При  этом   необходимо  заметить,  что  в  последующем,  надо было документально  оформить  достигаемые  договорённости  для  отстаивания  своих  национальных  интересов, ведь все устные обязательства   быстро  забываются.

- Итак, политики сделали своё дело. Смолкли аплодисменты. Пора было приступать к беспрецедентной в истории военной практики операции, которая по своим масштабам превосходила даже переброску войск на Дальний Восток в годы Великой Отечественной войны. Учитывалось ли мнение военных относительно сроков вывода войск, механизма реализации жилищной программы для выводимых частей? Или их просто поставили перед фактом?

-В ЗГВ я прибыл на заключительном этапе вывода в начале 1993 года. Но насколько я осведомлён, в начале пути никакого профессионального совета и по крайней мере учета предложений военных не было.  Приняли политическое решение на самом высоком уровне, а Министерству обороны была поставлена задача к исполнению. Сложность заключалась в сжатых до  четырёх лет сроках вывода более чем полумиллионной группировки, которые в декабре 1992 года были ещё сокращены на четыре месяца – с 31 декабря на 31 августа 1994 года. Безусловно, такие сроки – военно-необоснованные, и сомнения в реальности их выполнения высказывались не только в нашей стране, но даже на Западе. Для сравнения: в 1990 году Пентагон объявил о выводе 60 тыс. военнослужащих с территории Германии из состава находящегося там контингента в течение семи лет. Франция заявила о выводе 50 тыс. военнослужащих за четыре года.

Тем не менее, человек в погонах не может обсуждать приказы, критиковать действующего президента – Верховного главнокомандующего. Началась чёрная, «рутинная» работа. Трудились днём и ночью, без выходных и отдыха. За три года и восемь месяцев в Россию и другие страны Содружества независимых государств были выведены 6 армий, 22 дивизии, 49 бригад, 42 отдельных полка. За это время Германию покинули 546 тысяч человек. Из них 338.800 военнослужащих, 208 тысяч членов семей военнослужащих, рабочих и служащих. Выведено 123.000 единицы  вооружения и боевой техники, в том числе 4300 танков, 8200 бронированных машин, 3300 артиллерийских систем и пусковых установок, 105.000 единиц автомобильной и другой техники, 1.300 самолётов и вертолётов. Вывезено 2,5 млн. тонн материальных средств, в том числе 677.000 боеприпасов.

Говорю об этом так подробно, чтобы показать, какой огромный объём, надо было выполнить и организационной, и чисто физической работы по подготовке и проведению даже погрузочно-разгрузочных работ.

- А ещё необходимо было преодолеть несколько границ суверенных государств – Польши, Чехословакии, Белоруссии, Украины. Проблем не возникало?

 - К сожалению, настрой Польши и Чехословакии по отношению к нам был далеко не дружеский. Бывшие братья по соцлагерю решили поправить за счёт ЗГВ своё пошатнувшееся финансовое положение. Руководства этих стран выдвинули ряд условий: отремонтировать все маршруты следования, нарастить мосты, проложить, по сути, новые объездные дороги вокруг городов. А за проезд каждой оси железнодорожного вагона по территории страны требовали астрономическую сумму – от 4,5 до 5 тыс. марок! К примеру, в начале января 1991 года Польша затребовала 10-12 млрд. за проход железнодорожных эшелонов. Совместно с Германией были проработаны альтернативные варианты, в том числе морским путём через порты Мукран, Росток, что позволило вывести морем 47 процентов техники и личного состава.

- Согласно договорённостям, немецкая сторона взяла на себя обязательства по финансированию вывода ЗГВ и обустройству войск на новых местах дислокации. Достаточно ли было выделенных средств?

- Однозначно, нет. Судите сами. Было перечислено 7.8 млрд. марок на строительство жилья для военнослужащих. Но эта сумма покрывала потребность только 36 тысяч бесквартирных. Столько же офицерских семей оказались без крыши над головой, были вынуждены ютиться бараках, сельских избах, заброшенных строениях, армейских палатках.

1 млрд. марок предоставили на транспортные перевозки, 3 млрд. – на содержание группы войск, 200 миллионов выделено на переподготовку военнослужащих и членов их семей. Когда было достигнуто соглашение о сокращении сроков вывода на четыре месяца, для этого было дополнительно выделено 550 млн. Кроме того, Германия предложила России беспроцентный кредит в размере 3 млрд. марок.

15 млрд.550 млн. марок – сумма может и не малая. Но на деле она не покрывала даже самых необходимых расходов. Мы десятилетиями создавали в Германии инфраструктуру: построили 777 военных городков, 5.269 складов и баз, 3.422 учебных центра и полигона, 47 аэродромов, 20 тысяч квартир.

На  мой  взгляд,  в  ещё  более  трудных  условиях,  оказывались войска  выводившиеся из  других  групп, где вообще  не  было  никакой  финансовой  поддержки.

- Каков, по-вашему, должен был быть алгоритм вывода Западной группы войск?

- В другие сроки  и  за другие деньги, с сохранением адекватного присутствия в рамках группировки войск антигитлеровской коалиции.

При этом,  должен  заметить,  что  самый трудный этап вывода - приём Западной группы войск ложился на плечи командующих внутренних округов, Министерства обороны РФ, Генерального  штаба, и властей на местах. Так что говорить, что вывод осуществляла только Западная группа войск – не совсем корректно.

Мы должны отдать дань уважения командованию округов на местах, губернаторам и главам регионов куда выводились войска за большую  и  сложную  работу по приему и обустройству войск.

Хочу сказать, что в течение 49 лет контингент сначала советских, а затем и российских войск, остужал горячие головы натовских  стратегов  и  являлся гарантом  не  только  Европейской,  но  и мировой  безопасности;   после вывода  войск  из  Европы,  он  был  нарушен  и  это,  как  мы  видим,  привело  ко  многим  негативным

в  т.ч.  кровавым  событиям  последних  20  лет.

При  этом,  надо  понимать,  что  возвращение российских войск из Германии, явилось убедительным проявлением доброй воли, даже жертвенного характера, со стороны России, направленной на демилитаризацию Европы, снижение военного противостояния, укрепление мира и добрососедства.

Группа  войск  в  Германии,  была  рождена  Великой  Победой  над  нацизмом  и  надо  сделать  всё  возможное,  чтобы  сохранить  память  о  всех,  кто  поставил  победную  точку  во  второй  мировой  войне,  о  тех, кто  отдал  жизнь  за  эту  Победу  на  территории  Австрии,  Венгрии,  Германии,  Польши,  Чехии  и  Словакии  и  освобождение  Европы  от  нацизма.

  Для  сохранения  исторической  памяти  об  этом,  мы  надеемся,  что  наша  инициатива-создать  Музей,  посвящённый  Истории  всех  группировок  войск,  выполнявших  задачи  нашей  Родины  за  рубежом,  будет  поддержана  Министерством  Обороны  Российской  Федерации  и  Министерством  иностранных  дел.

Это  будет,  как  вакцина,  против  попыток  забыть  уроки  истории,  возродить  фашизм,   как  идеологию  в  различных  формах.

И  мы  видим,  на   примере  Украины,  во  что  могут  выродится  бациллы – национально-бандеровской   чумы,  если  решительно  не  противодействовать  их  возрождению  и  развитию.