100 ЛЕТ ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ

Разведка и контрразведка в России существуют столько же лет, сколько существует российская государственность. Разведка была у Святослава и у Александра Невского, у Михаила Кутузова и у героических защитников Севастополя. Работа по контрразведывательному обеспечению вооруженных сил в Российской империи проводилась с того момента, как была сформирована регулярная армия, то есть с начала XVIII века. Она заключалась в поиске вражеских лазутчиков, раскрытии возможных перебежчиков и предателей в ее рядах, дезинформации неприятеля.

Как самостоятельная структура военная контрразведка впервые появилась в России лишь перед Отечественной войной 1812 года, когда была создана Высшая воинская полиция. На нее были возложены функции контрразведки в действующей армии. В 1815 году высшая воинская полиция была упразднена.

Настоящих, системных спецслужб в России не было до тех пор, пока над Европой не начали сгущаться тучи первой мировой войны.

Прообраз современной военной контрразведки возник в России в январе 1903 года, когда при Главном штабе было создано Разведочное отделение, предназначенное для борьбы с иностранной разведкой.

Перед началом Русско-японской войны – в 1903 году в Главном управлении Генштаба военного министерства Российской империи был подготовлен проект по учреждению особого органа, который занимался бы поиском и выявлением иностранных шпионов и их пособников со стороны российских подданных. Проект готовился под началом военного министра и члена Военного совета генерал-адъютанта Алексея КУРОПАТКИНА.

На стол императора Николая II проект фактически контрразведывательного органа лёг в январе 1903 года. При этом особый акцент разработчики проекта делали на том, что орган военной контрразведки необходим в связи с явной активизацией агентов разведок как Европы - Британии, Австро-Венгрии, Германии, так и Азии – в первую очередь, конечно, Японии.

Николай II идею поддержал. И орган, по сообщениям военных историков, получил полуофициальное название «разведочного отделения» при военном министерстве. При этом никаких официальных документов об учреждении тогда опубликовано не было, что вполне понятно. Публикация таких данных автоматически обнажала бы активизацию работы в Российской империи по противодействию иностранным военным разведкам.

Первым начальником службы контрразведки («разведочного отделения») Российской империи стал Владимир Николаевич ЛАВРОВ. В архивах сохранился приказ о его назначении – пр. № 63 от 4 июня 1903 года. Перед назначением на новую должность ротмистр В. Лавров был начальником секретной полиции в Тифлисе и имел репутацию одного из наиболее успешных представителей службы сыска.

РОТМИСТР ЛАВРОВ И ЕГО "РАЗВЕДОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ" 

Позднее, в 1911 году особые контрразведывательные отделения были созданы при штабах военных округов. В годы Первой мировой войны военная контрразведка русской армии состояла из контрразведывательных отделений штабов внутренних военных округов, руководимых контрразведывательной частью Генштаба, и аналогичных отделений штабов армий, фронтов. Руководство контрразведкой действующей армии сосредоточивалось в контрразведывательной части Ставки Верховного главнокомандующего.

В ходе Первой мировой войны военная контрразведка России проходила, что называется, испытание боем. Само участие Российской империи в большой войне диктовало необходимость расширения контрразведывательной работы, целью которой было пресечение попыток овладения представителями иностранных разведок важными данными о вооружении, численности и прочих составляющих боеспособности русской армии на фронтах. В различных ведомствах перед войной были выявлены десятки иностранных агентов, «сливавших» важнейшие данные военного и военно-политического характера за рубеж. И речь шла об агентах далеко не только германской военной разведки. Хватало «друзей» и со стороны других государств, впоследствии поучаствовавших в Первой мировой и развале Российской империи.

В Советской России контрразведывательной деятельностью первоначально занимались разрозненно действовавшие органы Военного контроля, созданные Реввоенсоветом, а также чрезвычайные комиссии (ЧК) по борьбе с контрреволюцией, образованные Советом Народных Комиссаров РСФСР на фронтах.

19 декабря в России отмечается день военной контрразведки. Дата выбрана в связи с тем, что именно в этот день в 1918 году в Советской России появляется особый отдел, который впоследствии входит в состав военной контрразведки ГПУ. Созданы особые отделы военной контрразведки были на основании постановления Бюро Центрального комитета РКП (б). По этому постановлению армейские ЧК объединялись с органами военного контроля, и в итоге формировался Особый отдел ВЧК при Совнаркоме РСФСР.

Первым руководителем Особого отдела ВЧК стал Михаил Сергеевич Кедров. В сентябре 1918 года Кедров возглавил Военный отдел ВЧК, поэтому не было ничего удивительного в том, что именно ему доверили руководство органами военной контрразведки. 1 января 1919 года Кедров издал приказ, предписывавший объединить Военные отделы ВЧК и Военный контроль в рамках Особого отдела ВЧК.

На службу в особые отделы направлялись наиболее надежные кадры, предпочтение отдавалось проверенным коммунистам. Первый съезд сотрудников особых отделов даже принял специальное постановление, в котором подчеркивал, что требования к партийному стажу, предъявляемые к чекистам, должны быть выше, чем к другим советским партийным, военным и государственным служащим.

В 1919 году начальником Особого отдела ВЧК по совместительству стал сам председатель ВЧК Феликс Дзержинский. Таким образом, он взял на себя непосредственное руководство органами военной контрразведки. Особые отделы ВЧК сыграли важнейшую роль в борьбе с шпионами и диверсантами в годы Гражданской войны. В период Гражданской войны контрразведчиками было ликвидировано большое количество заговоров, в которых участвовали противники советской власти.

С первых же дней особые отделы всегда осуществляли свою деятельность в тесном взаимодействии с военным командованием. Такой подход к организации деятельности военной контрразведки стал в дальнейшем одним из основополагающих принципов их работы. Тогда же родился и другой принцип деятельности военной контрразведки, значимость которого никогда и никем не подвергалась сомнению: тесная связь с личным составом воинских частей, работниками военных объектов, штабов и учреждений, находящихся в оперативном обеспечении органов безопасности в войсках.

Система постоянно совершенствовалась, и со временем особые отделы фронтов, округов и других военных соединений стали частью единой системы органов государственной безопасности в войсках.

Военная контрразведка изначально ставила своей задачей выявление действующих в рядах армии провокаторов, как говорили в то время – "контры", агентов иностранных разведок, оказавшихся на тех или иных воинских должностях в армии Советской России.

В связи с тем, что в 1918 году сама армия нового постреволюционного государства только формировалась, работы у военных контрразведчиков было больше чем достаточно. Работа осложнялась тем, что сама система военной контрразведки фактически писалась с нуля, так как имевшимся опытом России дореволюционной в плане противодействия деструктивным элементам в армии решили пренебречь. В итоге формирования и структурирования особого отдела шло через многочисленные тернии и откладывало свой отпечаток на эффективности тех или иных этапов создания монолитной Красной Армии.

Однако в результате проведения по-настоящему гигантского объёма работы в первую очередь по подбору кадрового состава эффективная деятельность военной контрразведки была отлажена, причём по некоторым параметрам отлажена, как принято говорить, до мелочей.

Оперативные сотрудники особых отделов (особисты) прикреплялись к воинским подразделениям и соединениям (в зависимости от ранга). При этом особисты должны были носить форму того подразделения, к которому и были «приписаны». Какой официальный круг задач ставился перед оперативными сотрудниками военной контрразведки на начальном этапе её существования?

Помимо наблюдения за моральным состоянием военнослужащих подразделения и их политическими взглядами, перед сотрудниками военной контрразведки ставились задачи по выявлению контрреволюционных ячеек и лиц, занимающихся деструктивной агитацией. Особисты должны были определять лиц, которые занимались подготовками диверсий в составе подразделений РККА, шпионажем в пользу тех или иных государств, проявляли террористическую активность.

Отдельной функцией представителей особых отделов являлось ведение следственной работы по преступлениям против государственности с передачей дел в военные трибуналы. Органы военной контрразведки во многом способствовали победам Красной Армии в период гражданской войны.

Интересный эпизод в истории военной контрразведки – передача Особому отделу ВЧК обязанностей по охране государственной границы РСФСР, последовавшая в ноябре 1920 года. С июля 1920 по июль 1922 гг. Особый отдел ВЧК возглавлял Вячеслав Рудольфович МЕНЖИНСКИЙ, который затем сменил Дзержинского на посту руководителя ОГПУ. В январе 1922 года было создано Секретно-оперативное управление (СОУ), в составе которого в июле 1922 г. выделили два отдела – контрразведывательный, отвечавший за общую контрразведку на территории страны и борьбу с контрреволюционными организациями, и особый, отвечавший за контрразведывательную работу в армии и на флоте. Именно в 1920-е – 1930-е годы происходило дальнейшее укрепление органов военной контрразведки.

В 1934 году Особый отдел вошел в состав Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР в качестве 5-го отдела (с 1936 г.), а в 1938 году, после упразднения ГУГБ, на базе 5-го отдела было создано 2-е Управление особых отделов НКВД СССР. Однако в 1938 году, по инициативе Лаврентия Берия, Главное управление государственной безопасности было воссоздано. В его составе возродился и 4-й Особый отдел ГУГБ, отвечающий за военную контрразведку. 

Самым серьезным испытанием для военных контрразведчиков стала Великая Отечественная война. В 1941 году было воссоздано Управление особых отделов, в состав которого вошло 3-е Управление Народного комиссариата обороны СССР и Особый отдел НКВД СССР.

19 апреля 1943 года постановлением Государственного комитета обороны СССР было создано легендарное Главное управление контрразведки «СМЕРШ» Народного комиссариата обороны СССР.

В качестве его названия был выбран лозунг «Смерть шпионам!». СМЕРШ подчинялся непосредственно наркому обороны Иосифу СТАЛИНУ, а начальником СМЕРШ был назначен Виктор Семенович АБАКУМОВ, прежде занимавший должность заместителя народного комиссара внутренних дел СССР и начальника Управления Особых отделов НКВД СССР, а до этого руководивший Управлением НКВД СССР по Ростовской области.

После окончания Великой Отечественной войны Абакумов был назначен на должность министра государственной безопасности. В 1951 году он был арестован по обвинению в «государственной измене и сионистском заговоре», а 19 декабря 1954 года был расстрелян уже по изменённому обвинению в сфабрикованности так называемого «Ленинградского дела» в составе, как тогда говорили, «банды Берии». В 1997 году Виктор АБАКУМОВ Военной коллегией Верховного суда Российской Федерации был частично реабилитирован.

Помимо ГУКР «СМЕРШ» Народного комиссариата обороны, собственное управление СМЕРШ было создано в Народном комиссариате ВМФ СССР, а в Народном комиссариате внутренних дел СССР был создан отдел СМЕРШ под руководством Семена ЮХИМОВИЧА. Для лучшей конспирации всем оперативникам СМЕРШ было приказано носить форму тех войск, при которых они несли службу.

На органы СМЕРШ возлагались обязанности по борьбе со шпионами вражеских разведок, борьба с дезертирством и осознанным членовредительством на фронте, со злоупотреблениями командного состава, с воинскими преступлениями. Сама аббревиатура СМЕРШ наводила ужас не только на противника, но и на преступников и правонарушителей в рядах РККА, на дезертиров и предателей всех мастей. По мере освобождения оккупированных территорий Советского Союза, органы СМЕРШ приступали и к выяснению событий, происходивших во время оккупации, в том числе выявляли лиц, сотрудничавших с гитлеровскими оккупационными властями.

Именно органы СМЕРШ играли главную роль в установлении личностей и задержании многих военных преступников – полицаев, карателей и их пособников из числа советских граждан. Благодаря налаженной зафронтовой работе армейские чекисты нередко располагали подробными сведениями об агентах противника еще в период их подготовки в разведшколах. Органами «СМЕРШ» были выявлены 1 103 агента противника

Всего же за годы Великой Отечественной войны военными контрразведчиками было обезврежено более 30 тысяч шпионов, около 3,5 тысячи диверсантов и более 6 тысяч террористов.

На фронтах Великой Отечественной войны погибли свыше 6 тысяч армейских чекистов – среди них, кстати, было немало сотрудников-женщин, которые служили и работали в органах военной контрразведки в качестве секретарей-шифровальщиков, переводчиков, делопроизводителей-машинисток.

В некоторых публикациях органы СМЕРШ показываются исключительно как безжалостные «каратели», которые якобы стреляли в спину своих же солдат и преследовали советских военнослужащих за мельчайшие нарушения, иногда – и по сфабрикованным обвинениям.

Конечно, в деятельности СМЕРШ, как и любой другой структуры, имели место ошибки и перегибы и, учитывая специфику, эти ошибки могли привести к поломанным судьбам и стоить кому-то жизни. Но обвинять весь СМЕРШ в этих ошибках и даже преступлениях недопустимо.

Смершевцы с оружием в руках сражались против гитлеровских оккупантов, полицаев, коллаборационистов, участвовали в ликвидации банд уголовных преступников и дезертиров, которые орудовали в лесных массивах, в сельской местности и освобождаемых городах.

Неоценим вклад СМЕРШ в восстановление советской власти, законности и порядка на освобожденных территориях Советского Союза. Многие сотрудники контрразведки «СМЕРШ» погибли в боях с противником, пали при исполнении служебных обязанностей в тылу. Например, во время боев за освобождение Белоруссии погибли 236 сотрудников СМЕРШ и пропали без вести еще 136 сотрудников. Оперативные работники СМЕРШ  в среднем служили по три – четыре месяца, после чего выбывали в связи с гибелью на боевом задании или в связи с полученным ранением.

Сотрудники СМЕРШ старший лейтенант Пётр Анфимович ЖИДКОВ, лейтенант Григорий Михайлович КРАВЦОВ, лейтенант Михаил Петрович КРЫГИН, лейтенант Василий Михайлович ЧЕБОТАРЁВ были посмертно удостоены высокого звания Героев Советского Союза. Но очень много смершевцев золотые звезды не получили, хотя и вполне заслуживали – на награды контрразведчикам власть не отличалась особой щедростью.

Для современных любителей ковыряний в истории такие случаи являются по-настоящему лакомым куском, с помощью которого можно в очередной раз раскрутить маховичок «правозащитной деятельности» и издать очередной «глубокомысленный труд» о сталинской репрессивной машине. На самом деле, перегибы и несправедливо вынесенные решения – это отнюдь не то, что можно назвать тенденцией в действиях профессиональных военных контрразведчиков.

Тенденция же заключается в том, что с помощью представителей особых отделов действительно выявлялись целые сети агентов противника, которые действовали под прикрытием офицерских погон и не только. Благодаря деятельности военных контрразведчиков нередко удавалось поднимать боевой дух подразделения в тот момент, когда бойцы подвергались панике и намеревались хаотично оставить свои позиции, поставив под угрозу проведения той или иной операции.

Отмечено немало случаев в ходе Великой Отечественной войны, когда именно сотрудники особых отделов вели за собой подразделения (хотя эта функция уж точно не входила в круг обязанностей сотрудников военной контрразведки), к примеру, в случае гибели командира. И вели отнюдь не за спинами солдат, как порой любят утверждать адепты "вольной истории".

На «СМЕРШ», в числе первостепенных, возлагались задачи борьбы со шпионской, диверсионной, террористической деятельностью иностранных разведок и принятия совместно с командованием мер, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта.

После освобождения Красной Армией оккупированных гитлеровцами территорий, на которых могли оставаться (и оставались) пособники немецко-фашистских войск, перед смершевцами возникло  целое направление деятельности – противодействие бандеровским бандам, действовавшим на территории Западной Украины.

После победы над гитлеровской Германией контрразведка «СМЕРШ» занималась изучением и фильтрацией солдат и офицеров, возвращавшихся из германского плена.

 В мае 1946 года органы СМЕРШ были расформированы, на их базе возрождены особые отделы, переданные в ведение Министерства государственной безопасности СССР. Впоследствии особые отделы сохранили свои функции и в составе Комитета государственной безопасности СССР.

18 марта 1954 года в составе КГБ было создано Третье Главное управление КГБ СССР, отвечавшее за военную контрразведку и деятельность особых отделов. С 1960 по 1982 гг. оно назвалось Третьим Управлением, а в 1982 г. был возвращен статус Главного управления КГБ СССР. 

Особые отделы были созданы во всех военных округах и флотах. В советских войсках, дислоцировавшихся за пределами страны, были созданы Управления особых отделов ГСВГ (Группы советских войск в Германии), СГВ (Северной группы войск в Польше), ЦГВ (Центральной группы войск в Чехословакии), ЮГВ (Южной группы войск в Венгрии). Отдельное Управление особых отделов действовало в Ракетных войсках стратегического назначения, а в 1983 году было создано Управление особых отделов, отвечавшее за контрразведывательную работу во Внутренних войсках МВД СССР.

С февраля 1974 до 14 июля 1987 гг. Третье Управление возглавлял генерал-лейтенант (с 1985 – генерал-полковник) Николай Алексеевич ДУШИН (1921—2001). В РККА он пришел на службу в 1940 году, после окончания Сталинградского военно-политического училища служил политруком роты, командиром стрелковой роты на Дальневосточном фронте, а в 1943 году был переведен в органы военной контрразведки «СМЕРШ». Службу в структурах военной контрразведки Николай Душин нес всю жизнь – почти полвека он отдал особым отделам. С декабря 1960 до июня 1964 года Николай Алексеевич возглавлял Управление особых отделов по ГСВГ, затем с июня 1964 до августа 1970 гг. был начальником 1-го отдела Третьего управления КГБ СССР.

В 1987 году Душина отстранили от занимаемой должности – якобы в связи с вскрывшимися нарушениями работы особых отделов в войсковых частях на Дальнем Востоке. На самом деле, судя по всему, 66-летний генерал-полковник попал под разворачивавшийся маховик «чистки» органов государственной безопасности и вооруженных сил СССР от патриотов – коммунистов. Напомним, что именно в 1987-1989 гг. ускоренными темпами происходило «освобождение» советских силовых структур от «старых кадров» сталинского призыва, в которых М.С. Горбачев и его окружение могли видеть опасность для своих планов по «перестройке» и развалу советского государства. 

Немало военных контрразведчиков прошли боевую закалку, обеспечивая безопасность ограниченного контингента советских войск в Афганистане. Боеспособность военных чекистов была подтверждена и в ходе их участия в проведении контртеррористической операции на Северном Кавказе. Неоднократно военные контрразведчики участвовали в осуществлении специальных операций, выводили личный состав из окружения и делали все возможное, чтобы снизить потери среди солдат и офицеров.

Деятельность органов военной контрразведки не ограничивается зонами боевых действий. Независимо от места своей дислокации они проводят постоянную работу по выявлению и нейтрализации разведывательных и иных подрывных устремлений иностранных спецслужб, зарубежных экстремистских организаций в отношении российских войск, ведут борьбу с незаконным оборотом оружия и наркотиков, оказывают помощь командованию в повышении боеготовности соединений и частей. В результате за боевые отличия и успехи в оперативной работе десятки сотрудников военной контрразведки отмечены государственными наградами.

 Мало кому известно сегодня имя адмирала Германа Алексеевича УГРЮМОВА – Героя Российской Федерации. В честь Германа Угрюмова назван корабль Каспийской флотилии (в которой начинал службу офицер), улицы в Астрахани, Владивостоке, Грозном. Выходец из органов военной контрразведки ВМФ, в которых он прослужил с 1975 по 1998 годы, в конце 1990-х Герман Угрюмов пришел в центральный аппарат ФСБ РФ – на должность первого заместителя начальника Управления военной контрразведки ФСБ РФ, руководил деятельностью военной контрразведки ВМФ России. В ноябре 1999 года Герман Угрюмов возглавил Департамент по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ РФ. Он планировал и разрабатывал многочисленные операции по борьбе с террористами на Северном Кавказе, а 21 января 2001 г. вице-адмирала Угрюмова назначили одновременно и руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе.

Одной из самых сложных задач для военной контрразведки ФСБ в 90-х годах стала нейтрализация деятельности германских, американских, английских и французских спецслужб в период вывода полумиллионной Западной группы войск (ЗГВ) из Германии.

Тогда контрразведчики разоблачили 12 агентов БНД, которые продавали немцам секретные сведения о тактико-технических характеристиках военной техники и специальной аппаратуры, а также отдельные образцы вооружения.

Сегодня департамент военной контрразведки действует в составе Федеральной службы безопасности России.

В настоящее время военная контрразведка входит в единую централизованную систему органов Федеральной службы безопасности и находится в прямом подчинении ФСБ России. Ее задачи, так же как и назначение, состав, правовые основы, принципы и направления деятельности, полномочия, силы и средства, определены законом "О федеральной службе безопасности" Руководит департаментом генерал-полковник ЮРЬЕВ Николай Петрович.

Задачи военной контрразведки и сегодня неразрывно связаны с выявлением деструктивных элементов в рядах подразделений российской армии, включая тех, кто, нарушая уставные требования и российский закон, ведёт негативно отражающиеся на боеспособности или информационной защищённости частей и соединений контакты с представителями иностранных разведок и организаций, курируемых иностранными разведками и их производными.

Это и деятельность по выявлению лиц, публикующих в открытом доступе секретные сведения о новых вооружениях, а также личные данные российских военнослужащих, участвующих в различные рода операциях, включая антитеррористическую операцию в Сирии. Эта, на первый взгляд, невидимая работа является одной из основ безопасности государства и совершенствования боеспособности российской армии.

С праздником, военная контрразведка!