НАВСТРЕЧУ ДНЮ ТАНКИСТА

ЗНАЧЕНИЕ ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА В ВООРУЖЕНИИ

ТАНКОВЫХ ВОЙСК В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

И  ИХ  РОЛЬ  В  ПОБЕДЕ  В  КУРСКОЙ  БИТВЕ

Великая Отечественная война была величайшим испытанием в истории Советского Союза. В ходе этой войны решалась не только судьба всего государства. Было поставлено под вопрос существование народов, населявших СССР, сохранение их культуры и даже их физическое выживание. Перед Советским Союзом встал вопрос о том, быть или не быть.

Исход войны решался не только на фронте. Победа зависела не только от доблести солдат и талантов командиров, но и от качества и количества вооружения и боевой техники, изготовленной в тылу. Для того, чтобы армия могла продолжать успешно вести войну, необходима была мощная экономическая основа, способная поддерживать вооружённые силы в тяжелой борьбе, давать им необходимые для победы средства.

В грозный час смертельной опасности, нависшей над нашей Родиной, Советское Правительство и партийное руководство (ВКП (б)) совместно с Государственным Комитетом Обороны разработали и приняли меры по отражению фашистской агрессии и мобилизации всех сил и средств страны на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

Страна была превращена в единый боевой лагерь, её экономика и трудовые ресурсы были мобилизованы на выпуск военной продукции под девизом «Все для фронта, все для победы!»

Советская индустрия, созданная в предвоенные 30-е годы, стала поставлять армии необходимую военную технику и вооружение. Вся страна сплотилась в грозную силу для отпора врагу. 

Ход войны показал прозорливость советского руководства в создании в 30-х годах крупной индустрии, способной давать фронту необходимую военную технику и вооружение.

В предвоенные годы пятилеток было введено в строй 900 крупных промышленных предприятий, созданы заново автомобильная, тракторная, авиационная, химическая промышленность, были построены новые тепловые и водные электростанции. Был утроен выпуск чугуна и стали. Это позволило с начала войны привлечь её ресурсы на нужды фронту и на её базе создать крепкую оборонную промышленность.

Развитие военно-экономического потенциала СССР в условиях начавшейся войны происходило главным образом путем,    во-первых, наращивания дополнительных производственных мощностей военной промышленности за счет расширения действующих предприятий;
во-вторых, перевода гражданской промышленности на производство военной продукции и, в-третьих, форсированного строительства новых предприятий военной промышленности.

Перевод гражданской промышленности СССР на военное производство был невиданным в истории по масштабам и темпам.

 «Война моторов» потребовала коренных, качественных сдвигов в самой военной промышленности. Поскольку важную роль в войне приобрели танковые войска, авиация и возросла мощь пехоты в результате моторизации, была существенным образом перестроена вся работа военной промышленности.

Партия и правительство поставили перед танковой промышленностью СССР задачу в кратчайший срок лишить противника преимущества в количестве и качестве танков.

По решению Государственного Комитета Обороны была произведена коренная модернизация предприятий оборонной промышленности по увеличению выпуска танков, артиллерийского и стрелкового оружия.

За 50 месяцев своего существования ГКО принял 9971 постановление, из которых примерно две трети касались проблем военной экономики и организации производства военно-промышленной продукции. На местах ответственными за выполнение постановлений ГКО являлись местные партийные и советские органы. Особо ответственные здания находились на контроле уполномоченных ГКО. 

Уже 25 июня 1941 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение об увеличении выпуска тяжелых и средних танков. 1 июля 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял дополнительное решение о всемерном развитии производства танков. К выпуску танков был привлечен ряд крупных машиностроительных заводов, в том числе завод «Красное Сормово». 11 сентября 1941 г. был образован Наркомат танковой промышленности, который возглавил член ЦК ВКП(б), заместитель Председателя СНК СССР В. А. Малышев.

В первые три месяца войны осуществлялось перебазирование танковой промышленности из военной зоны на Урал. 

Величайшим подвигом стало перебазирование в 1941 году в восточные районы (Урал, Казахстан, Средняя Азия и Поволжье) 1523 промышленных предприятий из западных районов страны и эвакуация вместе с ними свыше 10 миллионов рабочих, инженеров и других специалистов вместе с их семьями. 

Восточные районы страны быстро превращались в главный арсенал победы над врагом. Одновременно с восстановлением эвакуированных предприятий всемерно форсировалось строительство новых военных предприятий в Поволжье, на Урале, в Сибири и Казахстане. Удельный вес военных предприятий восточных районов в военной промышленности СССР возрос с 18,5% в июне 1941 г. до 78% в июне 1942 г.

Во второй половине 1942 года большая часть эвакуированных производств, а также 850 вновь построенных приступили к выполнению заказов Государственного Комитета Обороны.  За военные годы было построено 3500 новых крупных промышленных предприятий и восстановлено 7500. Для трудящихся было введено в действие жилых домов общей площадью 102,5 млн. квадратных метров».

Можно смело сказать, что в тылу действовал огромный трудовой фронт, снабжая сражающуюся армию первоклассной военной техникой, вооружением, боеприпасами, одеждой и продуктами питания.

Это гигантское трудовое усилие можно показать на примере только одного города Урала - Челябинска. В нём на базе тракторного завода были размещены ещё два эвакуированных завода - Ленинградский Кировский и Харьковский дизельный. Для их размещения было построено 17 новых цехов площадью более 100 тысяч квадратных метров. Потом на этой площади разместили московский завод «Красный пролетарий» и завод шлифовальных станков. Этот производственный комбинат получил название Уральского Кировского завода, а в народе - «Танкограда». На нём было освоено серийное производство танков Т-34, и был поставлен на конвейер выпуск тяжёлых танков КВ и ИС.

За годы войны Уральский Кировский завод дал фронту 18 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок, 48,5 тысяч танковых дизелей, 17,5 млн. боеприпасов и много другой военной техники.

 «Уралвагонзавод» в Нижнем Тагиле после реконструкции перешёл на выпуск танков Т-34 конвейерным способом - на поток. И уже 20 декабря 1941 года был отправлен на фронт первый эшелон танков. В мае 1945 года с конвейера сошёл последний 35-тысячный танк, который был установлен на пьедестале как памятник трудовому подвигу танкостроителей.

На производство танков были переключены промышленные предприятия Средней Волги. Горьковский автозавод, судостроительный «Красное Сормово». Сталинградский тракторный, которые стали выпускать танки Т-34. Благодаря принятым энергичным, организационным и производственно - техническим мерам, танковая промышленность во втором полугодии 1942 года давала фронту боевых машин в 2,8 раза больше, чем в первом полугодии 1941 года.

Таким образом, экономика и её оборонная промышленность страны Советов в течение военных лет превзошла экономику фашистской Германии, производя почти в 2 раза больше всех видов вооружения не только по количеству выпуска военной техники, но и по её качеству. Это достижение является одним из важнейших составляющих нашей Победы. 

В годы войны все отрасли военной промышленности достигли высокого уровня производства. Динамика роста объемов производства в важнейших отраслях военной промышленности в 1941-1945 гг. (в % к 1940 г.) 

   

Танкостроители изо дня в день, из месяца в месяц наращивали темпы выпуска боевых машин. Быстро рос парк танков в действующей армии. Производство танков количественно опережало их потери на фронте. Танковая промышленность в 1941 г. дала около 6600 боевых машин против 2800 танков, выпущенных в 1940 г.

В 1941 г. более 60% танкового парка Красной Армии составляли еще легкие танки. Однако в  первые же месяцы войны танковая промышленность перестроила номенклатуру выпускаемой продукции.

Уже в первом квартале 1942 г. был снят с производства легкий танк Т-50, а в третьем квартале — легкий танк Т-60 и за счет этого было значительно увеличено производство тяжелых танков KB и средних танков Т-34, которые стали основными типами танков на вооружении Красной Армии. Начиная с 1942 г. неуклонно повышался удельный вес средних и тяжелых танков в общем производстве бронетанковой техники. Одновременно выпускались легкие танки Т-70.

Производство танков в первом полугодии 1942 г. по сравнению со вторым полугодием 1941 г. возросло в 2,3 раза. Красная Армия получила свыше 11 тыс. боевых машин. К середине 1942 г. танковая промышленность поставила армии такое количество боевых машин, которое позволило начать создание крупных соединений и частей бронетанковых и механизированных войск. К этому периоду сложились условия для достижения военно-технического превосходства над врагом.

Производство танков во втором полугодии 1942 г. по сравнению с первым увеличилось с 11 178 до 13 268 танков. В 1942 г. танковая промышленность выпустила 24 719 танков всех типов и САУ против 6590 танков в 1941 г. и 2794 танков в 1940 г. Более половины (51%) общего выпуска танков в 1942 г. составляли средние танки Т-34. Фашистская Германия в 1942 г. произвела 6189 танков.

Однако, несмотря на значительное увеличение выпуска боевой техники, вооружения и боеприпасов, возросшие потребности Советских Вооруженных Сил летом 1942 г. полностью еще не удовлетворялись. Не хватало боевой техники, для того чтобы полнее вооружить формируемые новые части, соединения, объединения и превзойти армию агрессора по технической оснащенности. Превосходство гитлеровских танковых сил продержалось до осени 1942 г. После этого немецкая танковая промышленность начала отставать от советских танкостроителей.

Отечественная война показала, что было выбрано правильное направление развития советского танкостроения. Танковая промышленность СССР осуществляла принципиально новую линию в производстве танков.

Если в предвоенные годы в мировом танкостроении недооценивалось значение гармоничного сочетания трех основных боевых качеств танка: подвижности, броневой защиты и огневой мощи — и зачастую за рубежом повышение скорости достигалось за счет ослабления броневой защиты и огневой мощи танков, то советские танкостроители нашли новое конструктивное решение и добились высокой скорости при значительном усилении мощи брони, огневых средств и относительно небольшом весе танков. Такими первоклассными машинами были танки Т-34 и КВ. 

Если раньше огневая мощь танков, как правило, увеличивалась за счет количества пушек и пулеметов, что неизбежно приводило к многобашенности или же к многоярусному расположению вооружения, как это имело место в танках Т-35 и Т-28, то на танках Т-34 и KB была установлена одна, но мощная длинноствольная 76-мм пушка. Таким образом, впервые представилась возможность уменьшить габариты танка по сравнению с многобашенными машинами.

Наличие мощного вооружения в сочетании с сильной броневой защитой и высокой маневренностью позволило танку Т-34 стать эффективным средством борьбы с немецкими танками. Ни один танк — немецкий, американский или английский — не мог сравниться с советским танком Т-34.

Высокая маневренность, компактность конструкции, небольшие габариты, приземистость танка Т-34 повышали его неуязвимость и способность массироваться. Он имел высокую проходимость, хороший двигатель, надежную броню, развивал скорость до 55 км/час. До самого конца войны Т-34 оставался непревзойденным.

Успехи в развитии слаженного военного хозяйства позволили в 1943 г. ускорить перевооружение Красной Армии новейшей военной техникой.  Доля новых образцов в стрелковом вооружении достигла 42,3%, в артиллерийском — 83%, в бронетанковом — более 80%, в авиационном — 67%. Благодаря быстрому росту производства танков увеличилось количество танков в резерве армии. В январе 1943 г. по сравнению с январем 1942 г. он возрос более чем в 4,5 раза.

Труженики танковой промышленности совершили выдающийся трудовой подвиг, организовав за короткий срок массовый выпуск танков. Темпы выпуска танков продолжали расти. Советская танковая промышленность произвела в 1942—1943 гг. 44,6 тыс. боевых машин, а промышленность фашистской Германии — 18,2 тыс.

В результате этого Советские Вооруженные Силы получили возможность для формирования танковых армий, танковых и механизированных корпусов, что позволило по-новому строить и проводить фронтовые операции. «Созданием танковых армий новой организации, — отмечал Главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров, — практически был решен важный вопрос дальнейшего организационного массирования танков».

Благодаря тому, что в течение последних трех лет войны ежегодно выпускалось в среднем более 30 тыс. танков, на полях сражений действовали 6 танковых армий, 24 танковых и 13 механизированных корпусов, 80 отдельных танковых и 43 артиллерийско-самоходных полка. Крупные танковые и механизированные соединения стали главным средством развития успеха в операциях второго и третьего периодов Отечественной войны.

Танковые армии, созданные до Курской битвы, использовались по решению Ставки как средство фронта для проведения глубоких наступательных операций, в ряде случаев и со стратегическими задачами, хотя, как известно, свое первое боевое крещение три танковые армии получили в оборонительных операциях на Курской дуге.

В Курской битве Гитлер поставил на кон свой авантюристический план завоевания России. Здесь был подготовлен и сосредоточен весь цвет немецкого вермахта, первоклассные немецкие части и танковые дивизии, оснащенными новыми тяжёлыми танками «Тигр» и «Пантера», штурмовыми самоходно-артиллерийскими установками «Фердинанд».

На Курской дуге в решительной сватке встретились две не только противоборствующие армии, но и противоположные военно-оперативные доктрины. 

В целом же Курская битва открыла новую эпоху в развитии танковых войск Красной Армии. После Курской битвы стратегическая инициатива, как уже было сказано, окончательно перешла к советскому командованию.

Наступательные операции, начавшиеся после оборонительного сражения под Курском, а впоследствии и стратегические наступательные операции группы фронтов проводились при огромном массировании танковых войск на решающих направлениях. Этого требовала маневренная война.

Невиданно упорные сражения шли днем и ночью. Советские воины мужественно и героически отражали каждый день до 4-5 немецких контратак с танками до 250-300 единиц, сопровождаемых сотнями самолетов штурмовой и бомбардировочной авиации, проявляя при этом невиданную стойкость и массовый героизм, сражаясь за каждую пять родной земли. 

Невосполнимый урон фашистским танковым дивизиями наносили танкисты гвардейских танковых армий, уничтожая прицельным пушечным огнем немецкую бронетехнику, пулеметными очередями и гусеницами – вражескую пехоту.

Немецкий генерал Ф.В. Меллентин, участник Курского сражения, писал в своей книге: «К вечеру 14 июля стало очевидно, что наше наступление сорвано. Наши потери в танках были просто ошеломляющими. «Пантеры» не оправдали возложенных на них надежд, они легко загорались от вражеских снарядов. Из 80 танков «Пантер», принимавших участие в боях, к 14 июля осталось в строю только несколько машин». И далее: «Операция «Цитадель» завершилась полным поражением, наши танковые дивизии были обескровлены». 

Вот так, с солдатской прямотой, объективно и честно признался фашистский генерал в поражении немецких войск на Курской дуге. Немцы потеряли здесь более полумиллиона солдат и офицеров, почти 1500 танков, 3,5 тыс. самолётов, около 3 тысяч орудий. Несомненно, большие потери были и с нашей стороны.

Победа в Курской битве означала крах немецкой стратегии и тактики. Это был закат её военного могущества. Стратегическая инициатива окончательно перешла к советскому командованию. Фашистская армия на всех фронтах вынуждена была перейти к обороне.

Грандиозная битва лета 1943 г. на Курской дуге продемонстрировала перед всем миром способность советского государства собственными силами разгромить агрессора. 

В кровопролитных боях враг понес огромные потери. Престижу немецкого оружия был нанесен непоправимый урон. Разгрому подверглись 30 немецких дивизий, в том числе 7 танковых. Общие потери вермахта составили более 500 тыс. солдат и офицеров, до 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий и более 3,5 тыс. самолетов. 

Командовавший группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Эрих фон МАНШТЕЙН, разрабатывавший операцию «Цитадель» и проводивший её, впоследствии писал: «Она была последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С её неудачей, равнозначной провалу, инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция «Цитадель» является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте». 

Ему вторит начальник Генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник ГУДЕРИАН – «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя. Их своевременное восстановление для ведения оборонительных действий на Восточном фронте, а также для организации обороны на западе на случай десанта, который союзники грозились высадить следующей весной, было поставлено под вопрос. Само собой разумеется, русские поспешили использовать свой успех. И уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней. Инициатива полностью перешла к противнику».

А вот оценка Альберта ШПЕЕРА, рейхсминистра вооружений и военного производства: «Наступление началось 5 июля, но, несмотря на широкое применение новейшей боевой техники, нам так и не удалось срезать Курский выступ и взять в кольцо советские войска. Неудачный исход битвы под Курском означал, что отныне Советский Союз завладел стратегической инициативой даже в благоприятное для нас время года»

Оценивая итоги Курской битвы, И.В. СТАЛИН подчеркнул: «Если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила её перед катастрофой».

Маршал ЖУКОВ подчеркивал: «Попытка Гитлера вырвать стратегическую инициативу из рук советского командования кончилась полным провалом, и с тех пор до конца Великой Отечественной войны немецкие войска вынуждены были вести только оборонительные сражения».

Говоря о значении победы под Курском, глава английского правительства У. ЧЕРЧИЛЛЬ отмечал: «Три огромных сражения - за Курск, Орел и Харьков, все проведенные в течение двух месяцев, ознаменовали крушение германской армии на Восточном фронте».

Курская битва - один из важнейших этапов на пути к победе Советского Союза над фашистской Германией. По размаху, напряженности и результатам она стоит в ряду крупнейших битв Второй мировой войны.  Верховный главнокомандующий И. В. СТАЛИН, подводя итоги летне-осенней кампании в докладе 6 ноября 1943 г. Отметил, что «…результаты и последствия побед Красной Армии далеко вышли за пределы советско-германского фронта, изменили всё дальнейшее течение мировой войны и приобрели крупное международное значение».

Главным отличием от всех ранее проводившихся наступательных операций Красной Армии заключалось в применении танковых войск.   Накануне Курской битвы часть советских танковых войск была организационно сведена в такие боевые организмы, которые позволяли использовать их ударную силу, мощь и маневренные возможности, как в тактических рамках, так и в масштабах операции.

Танковые армии, созданные до Курской битвы, использовались по решению Ставки как средство фронта для проведения глубоких наступательных операций, в ряде случаев и со стратегическими задачами, хотя, как известно, свое первое боевое крещение три танковые армии получили в оборонительных операциях на Курской дуге. 

В целом же Курская битва открыла новую эпоху в развитии танковых войск Красной Армии. После Курской битвы стратегическая инициатива, как уже было сказано, окончательно перешла к советскому командованию. Наступательные операции, начавшиеся после оборонительного сражения под Курском, а впоследствии и стратегические наступательные операции группы фронтов проводились при огромном массировании танковых войск на решающих направлениях. Этого требовала маневренная война. 

Боевой опыт Курской битвы научил многому. Общевойсковые армии, получая на усиление отдельные танковые бригады, как правило, придавали их стрелковым дивизиям, с тем, чтобы танки использовались главным образом для непосредственной поддержки пехоты. Придававшиеся общевойсковым армиям отдельные танковые и механизированные корпуса в наступлении, как правило, использовались для наращивания усилий на решающих направлениях, в обороне — для отражения ударов врага.

Начиная с Курской битвы наши танковые войска стали значительно увереннее действовать при решении боевых задач. Широкое применение танковых войск, их массирование в важнейших операциях, бесспорно, сыграли решающую роль в достижении победы над врагом.

Это стало возможным в результате того, что  наша оборонная промышленность полностью обеспечивала Красную Армию современной военной техникой, опережая оборонную промышленность немецкого рейха.

 

Член правления "Союза ветеранов Группы войск в Германии (ГСОВГ, ГСВГ, ЗГВ)

генерал-майор  А. Трошин