МОЗГ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ

257 ЛЕТ ГЕНЕРАЛЬНОМУ ШТАБУ

ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ

 День Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации отмечается ежегодно 25 января в соответствии с указом министра обороны РФ Сергея Иванова от 30 января 2002 года.

 Дата празднования выбрана в связи с тем, что 25 января (14 января по старому стилю) 1763 года резолюцией императрицы Екатерины II на базе, так называемой квартирмейстерской части русской армии, которая была создана царем Петром I в 1711 году,  был учрежден Генеральный штаб.

Известно, что до середины XVIII столетия, а точнее до 1763 года, Генерального штаба как относительно самостоятельного, постоянно действовавшего органа военного управления в России не существовало. Сам же термин «Генеральный штаб» нередко употреблялся и до этого времени, однако имел совершенно иное – собирательное значение. Под Генеральным штабом понималась совокупность всех вообще начальствующих лиц, находившихся на службе в органах управления (при главной квартире) походного войска, или, как стали говорить позже, уже в Петровскую эпоху, – действующей армии.

Что же касается специальных вспомогательных органов военного командования, предшествовавших собственно Генеральному штабу, и в частности упоминавшийся уже квартирмейстерской части, то их создание совпало, как, впрочем, и создание в целом системы управления войсками регулярной армии, особенно в военное время, с коренным преобразованием Петром I всех основных сфер жизнедеятельности Российского государства. Складывались эти органы (и вся система) постепенно, с учетом накапливавшегося опыта Северной войны 1700-1721 гг. и были официально закреплены в 1716 году Уставом воинским.

В 1711 году по примеру ряда европейских стран, в армиях которых помимо генерал-квартирмейстеров существовали и специальные генерал-квартирмейстерские штабы, подобный орган под названием квартирмейстерской части был учрежден и в России. По штату он состоял из 184 различных чинов, принадлежавших как непосредственно к составу, органов управления войсками, так и к другим частям и отделам военной администрации (комиссариатской, провиантской, военно-судной, военно-полицейской и др.). В их числе положено было иметь только двух генерал-квартирмейстеров (по числу отдельных армий) и трех капитанов над вожатыми{5}. Именно эти должностные лица и обязаны были непосредственно оказывать помощь главнокомандующим в вождении войск.

Названная структура – квартирмейстерская часть – не представляла собой в тот период какого-то отдельного и самостоятельного учреждения.

В январе 1763 года особая военная комиссия, созданная по указу Екатерины II с целью пересмотра всех существовавших штатов войск и военных учреждений, усовершенствования организационных основ русской армии предложила пересоздать квартирмейстерскую часть на новых основаниях, в более широких организационных рамках и с учетом положительного опыта западноевропейских армий, дав ей название «Генеральный штаб».

На это особое учреждение – Генеральный штаб – комиссия полагала целесообразным возложить следующие задачи: разработку в мирное время данных, необходимых для боевой дея­тельности войск; подготовку офицеров к службе Генерального штаба в военное время; ведение картографических работ и некоторые другие.

Создаваемой структуре впервые предусматривалось вменить в обязанность заниматься в мирное время подготовительными к войне работами (изучение местности и противника, составление карт, возможных маршрутов движения войск «с примечаниями по воинскому искусству», их подготовка и пр.), а также специально подбирать и готовить офицеров для несения в ней службы. В самих же штатах учреждения, опять же впервые, предлагалось официально выделить офицеров квартирмейстерской части в отдельную (особую) категорию – «чины Генерального штаба при армии».

14 января 1763 года (по старому стилю) представленный комиссией проект создания единого Генерального штаба, в том числе и проект его штата, был высочайше утвержден. Из общего числа различных чинов Генерального штаба (40 генералов и офицеров и 19 писарей) три четверти предназначались для службы в войсках, а остальные – при центральном органе военного управления того времени – Военной коллегии. В 1764 году для офицеров Генерального штаба были введены особые форма одежды и снаряжение.

Во главе Генерального штаба был поставлен вице-президент Военной коллегии генерал-аншеф граф З.Г. ЧЕРНЫШЕВ. Ему же была подчинена чертежная, а также созданная в октябре 1763 года секретная экспедиция Военной коллегии, через которую делались все «подлежащие тайне» распоряжения по передвижению войск, сбору корпусов и отрядов, предназначавшихся для военных действий, и т.д. Служба Генерального штаба (его центрального управления) все чаще стала связываться с этими структурами (чертежной и экспедицией).

На каждую из двух существовавших в то время армий по штату положено было иметь одного генерал-квартирмейстера, одного генерал-квартирмейстера-лейтенанта и несколько обер-квартирмейстеров (в корпусах) и дивизионных квартирмейстеров. На резервную армию полагался один генерал-квартирмейстер-лейтенант. Кроме того, особо распределялись по армиям «колоножные офицеры», заменившие прежних поручиков при капитане над вожатыми.

Граф Чернышев понимал Генштаб как надармейскую структуру высшего военного разума, как орден военных стратегов высшего интеллектуального качества. В соответствии с этой установкой в 1772 году граф Чернышев провел реформу Генерального штаба. Ее воплощением занимался русский офицер, немец по происхождению, Фридрих Вильгельм Бауэр. Чернышеву и Бауэру удалось главное: чины Генштаба были выведены из прямого подчинения главнокомандующему русской армией, они получили возможность независимых суждений, образовали замкнутый интеллектуальный штаб.

Реформа Чернышева-Бауэра пришлась, разумеется, не по вкусу подавляющему большинству армейского офицерства. В ней увидели дух странной самостийности, ненужного армии свободомыслия, и даже более — попытку подрыва авторитета высших армейских начальников. О том, что военная стратегия государства не может быть выработана на плацу или в казарме, никто в Петербурге, по обыкновению, не подумал.

Император Павел I по вступлении на престол, разделяя, вероятно, тревожные настроения «единообразных» русских военачальников, упразднил реформу Чернышева-Бауэра вместе с Генштабом. Правда, вскоре Павел I вновь учредил нечто, похожее на Генштаб, однако именно в том виде, который соответствовал умонастроениям большей части высшего русского офицерства — в качестве Свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части.

К сожалению, функция, облик, а главное дух «Свиты Его Императорского Величества» навсегда сохранились за русским Генеральным штабом. Какие бы военные реформы не осуществлялись в периоды последующих царствований, как бы не изменялись названия этого ведомства, тем не менее, дух рафинированного холуйства и чиновного «квартирмейстерства» выветрить из него так и не удалось.

Атмосфера, легенда и ритуал «Ордена Военного Разума», которые со времен Нейдхардта фон Гнейзенау (генерал-фельдмаршал, прусский военачальник времен наполеоновских войн) методично культивировались, например, в Генеральном штабе Германии, почти не прижились в красивейшем здании Главного управления Генштаба в Петербурге. Стоит ли удивляться тому, что среди русских генштабистов вплоть до периода Первой мировой войны так и не появился свой Альфред фон Шлиффен или Хельмут фон Мольтке-старший.

Одним из важнейших следствий поражения России в войне 1904-1905 гг. стала масштабная реформа Генерального штаба. Необходимость иметь независимый от армейской текучки орган стратегического военного планирования, т.е. именно то, что было реализовано в Германии еще в 1880-х годах, было осознано в России только четверть века спустя под гром победоносных японских залпов.

В 1905 году русский Генштаб под названием «Главное управление Генерального штаба» был выделен, наконец, в самостоятельный орган во главе с начальником ГШ, независимым по служебному положению от военного министра. Такая структура русского Генштаба фактически копировала организацию Генерального штаба Германии, давала возможность вырабатывать решения, альтернативные мнению военного министра. Начальник Генштаба получил важнейшее право на личный доклад императору.

В ходе реформы были перераспределены функции внутри военного ведомства. Военное министерство получило полный приоритет в решении всех административно-хозяйственных вопросов, включая производство военной техники и боеприпасов. Главному управлению Генштаба (ГУГШ) были переданы вопросы стратегического и оперативного планирования.

Но, как это традиционно случается в России, хорошая, стратегически выгодная, но неудобная для вельможных ретроградов реформа долго не живет: она либо отменяется, либо плавно переводится в свою противоположность. И уже в 1908 году, по мере того, как стал забываться ужас Мукдена и Цусимы, генштабовские идеи «а ля фон Шлиффен» тоже велено было забыть. ГУГШ было возвращено в качестве подразделения в состав Военного министерства, а начальник Генерального штаба стал подчиненным военного министра.

Эта антиреформа отразилась не только на непосредственной работе Генштаба, но и на качестве военного планирования. Генеральный штаб стал де-факто дежурным исполнителем воли военного министра, которая, в свою очередь, определялась коллегиальной (т.е. заведомо усредненной) волей правительства, или, в лучшем случае, — волей премьер-министра.

В каких-то случаях при необходимости стратегически неординарного решения мог бы помочь царь, но по уложению 1908 году начальник Генштаба мог попасть на доклад к царю только в свите военного министра. Круг замкнулся — произошла реинкарнация «Свиты Его Императорского Величества» времен Павла I.

Незадолго до начала Первой Мировой войны Генеральный штаб был отделён от военного министерства.  Его возглавил независимый гражданский чиновник. Ситуация изменилась, когда разразилась война. Возникла необходимость вернуть Генштаб под эгиду министерства обороны и поручить вопросы боевого командования и планирования непосредственно военному министру. Примерно в это же время появилась и ставка верховного главнокомандующего. Ее задачей было наблюдение за ходом сражений и разработка стратегии. Тогда же окончательно оформилась первоначальная структура Генерального штаба. Он включал в себя такие службы и отделы, как:

  • генеральное квартирмейстерство;
  • отделы военного снабжения и службы обустройства и быта солдат;
  • мобилизационные комиссии;
  • отделы военного сообщения, связи и топографических наблюдений;
  • комитеты Генштаба;
  • крепостную комиссию.

В таком виде штаб существовал до самого окончания войны и начала революционных событий. С приходом большевиков к власти прежний орган командования был упразднён, а на его месте создан Всероссийский главный штаб. Несколько лет спустя его объединили с Полевым красноармейским штабом, и получившийся в результате слияния орган командования стал основным центром управления Рабоче-Крестьянской Красной армии. Главный штаб был реорганизован в 1924 году и обрёл ряд дополнительных функций и задач. Ещё через десять лет его переименовали в Генеральный штаб Рабоче-Крестьянской Красной армии.

Таким образом, за более чем 250-летнюю историю своего существования один из основных органов управления военно-сухопутными, а затем и военно-морскими силами государства — Генеральный штаб неоднократно менял наименование:

 – Генеральный штаб армии (1763);

– Департамент Генерального штаба (1774),

– Свита Его Императорского Величества по квартирмейстерской части (1796);

– Главный штаб (1815),

– Генеральный штаб (1827),

– Департамент Генерального штаба (1832),

– Главное управление Генерального штаба (ГУГШ, 1863),

– Главный штаб (1865),

– Главное управление Генерального штаба (1905). .

Изменялись также его назначение, организационная структура, местоположение и схема подчиненности в общей системе высшего военного управления страны.

Фактическим «мозгом армии» Генштаб стал незадолго до нападения Германии в 1941 году, когда его возглавил командарм Б. Шапошников. Проведя ряд реформ, в первую очередь касавшихся подготовки к новой войне, этот талантливый полководец сумел улучшить абсолютно все звенья штабной службы.

Опираясь на результаты предыдущих войн с участием Советского Союза и на опыт иностранных армий, Б. Шапошникову удалось организовать несколько новых органов управления в составе Генерального штаба. Как отмечали многие его товарищи,
Б. Шапошников находился в ожидании большой войны с 1938 года, наблюдая за тревожными событиями в Европе и постоянно расширяя сферу компетенции вверенного ему органа командования, при этом планируя оборону СССР. 

Именно Б. Шапошникову Генштаб ВС СССР был обязан превращением в полноправный центр командования армией

Приказ о расформировании Главного штаба РККА поступил в 1940 году. Функции упразднённого органа были переданы Генеральному штабу. Под его крыло были переданы следующие органы:

  • оперативное, разведывательное, мобилизационное, топографическое управление;
  • службы устройства тыла, снабжения солдат, доукомплектования вооружённых сил и связи;
  • отделы укрепрайонов, кадров и военной истории.

В годы Великой Отечественной войны Генеральный штаб являлся основным органом Ставки Верховного Главнокомандования по стратегическому планированию и руководству вооруженными силами на фронтах. Начальниками Генерального штаба был сначала Б.М. Шапошников (июль 1941 -- май 1942), а затем А.М. Василевский (май 1942 -- февраль 1945) и А.И. Антонов (с февраля 1945).


Генштаб ВС СССР был реорганизован по причине распада страны и образования Содружества Независимых государств (СНГ). Долгое время он был обременён рядом административно-хозяйственных функций.

В 2008 году произошла очередная реформа Генштаба ВС РФ, в ходе которой он был приведён к современной структуре и окончательно оформился как полноценный центр планирования военной стратегии и командования российской армией.

В целях разделения оперативных и административных функций в Министерстве обороны сформированы два функциональных ствола ответственности: первый – планирование применения и строительства Вооружённых Сил, второй – планирование всестороннего обеспечения войск.

Был осуществлён переход на трёхуровневый принцип ответственности: за боевую подготовку отвечают главные командования видов, объединения и соединения, за оперативную – Генеральный штаб, объединённые стратегические командования и объединения.

В результате проведённых преобразований Генеральный штаб освободился от дублирующих функций и стал полноценным органом стратегического планирования, который организует и осуществляет управление Вооружёнными Силами при выполнении поставленных задач.

На современном этапе одной из ключевых задач Генерального штаба является реализация решений военно-политического руководства страны по совершенствованию Вооруженных сил, разработке их перспективного облика, планов строительства и развития.