НАВСТРЕЧУ К 75-ЛЕТИЮ ВСТРЕЧИ НА ЭЛЬБЕ

ВСТРЕЧА НА ЭЛЬБЕ 

Вхождение советских и американских войск в соприкосновение на рубеже Эльбы было запланировано советским командованием и командованием войск союзников заранее.

Несомненно, наступающие во встречном направлении армии ждали встречи и готовились к ней. И советские, и американские военнослужащие получили от командования подробный инструктаж на случай внезапной встречи. Никто не знал ни места, ни времени предполагаемого рандеву. Поэтому в частях американской армии распространяли брошюру — буклет, в котором описывался внешний вид, привычки и особенности поведения русских. Называлась памятка «Наш союзник – Красная Армия». 

Также в издании приводились наиболее распространенные русские выражения в английской транскрипции, подходящие для подобных обстоятельств. Например, при встрече с русским охранением, услышав команду «Стой! Кто идет?», необходимо было сказать следующее: «Ya-a-mee-ree-kahn-skee bo-yetc». Другие словосочетания воспроизводились также. 

Еще в брошюре имелось много иллюстраций, на которых изображалась форма и знаки различия на погонах солдат и офицеров различных подразделений. Отдельно описывались казаки, которые должны быть обязательно в бурках и высоких меховых папахах (возможно с саблей).

Брошюра содержала много интересных фактов (по мнению американцев) о наших солдатах. Описывались кулинарные привычки и предпочтения русских, другие бытовые подробности. Некоторые из них вызывают смех и удивление у русского человека, но в основном брошюра написана доброжелательно и с уважением к советским бойцам.

 Вот отрывок из этого, уже исторического документа: «Помните, что это люди, остановившие немцев под Москвой и в Сталинграде, прошедшие 2000 миль по Европе. Если бы вы смогли увидеть их путь, то поняли бы цену, которую заплатили красноармейцы».

 Советские военнослужащие тоже были проинструктированы соответствующим образом. Военнослужащим обеих сторон предписывалось вести себя предельно корректно и дружелюбно, хотя последнее выражение было лишним. При встрече простые солдаты, как русские, так и американские были не просто дружелюбны, а общались как настоящие боевые товарищи, какими они и были на самом деле.

21 апреля Верховный главнокомандующий экспедиционными силами Д. ЭЙЗЕНХАУЭР, сообщая начальнику Генерального штаба Красной армии генералу А.И. АНТОНОВУ о планах действий на предстоящий период, предложил рубеж рек Эльбы и Мульде для соединения англо-американских войск с советскими.

С одобрения И.В. СТАЛИНА генерал Антонов ответил согласием. Он также предупредил об этом командующих 1-м и 2-м Белорусскими, 1-м Украинским фронтами маршалов  Г.Г. ЖУКОВА, К.К. РОКОССОВСКОГО и И.С. КОНЕВА. С союзниками заранее были согласованы и сигналы для взаимного опознавания, чтобы невзначай не открыть огонь друг по другу. 

Советские и американские войска встретились 25 апреля 1945 года. Это эпохальное событие случилось недалеко от города Торгау на реке Эльба.  Сошлись войска 1-го Украинского фронта армии СССР с войсками 1-й армии США. Войска 1-го Украинского фронта участвовали в обороне Сталинграда и Курской битве, освобождали Харьков, Киев, Львов, прошли Польшу и Силезию.  

1-я армия США начала свой боевой путь в Европе с высадки в Нормандии. Затем ее войска первыми вошли в Париж, участвовали в прорыве "линии Зигфрида" (мощный оборонительный рубеж на западе Германии) и окружении Рурской группировки Вермахта.

В результате встречи войск союзников остатки вооружённых сил Германии были расколоты на две части — северную и южную...

Историческая встреча союзников произошла на Эльбе 25 апреля 1945 г. недалеко от города Торгау. Тогда встретились части и подразделения 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии и 58-й стрелковой дивизии, входящей в состав войск 1-го Украинского фронта, которым командовал маршал Конев.

Именно они в результате проведения боевых операций оказались ближе всех друг к другу. Войскам Красной армии был дан приказ остановиться у Эльбы. Американцы же заняли позиции у реки Мульде. Расстояние между ними было 25 км.

 Первая встреча состоялась, когда американский патруль под командованием первого лейтенанта Альберта КОЦЕБУ пересёк Эльбу. На восточном берегу они встретили советских солдат 7-й роты 173-го гвардейского стрелкового полка 58-й гвардейской дивизии. Батальоном  командовал подполковник Александр ГОРДЕЕВ.

Первым с нашей стороны пожал руку командиру разведгруппы 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии лейтенанту КОТЦЕБУ, студенту из штата Техас, старший лейтенант Григорий ГОЛОБОРОДЬКО, в прошлом слесарь с Полтавщины. Вместе с ГОЛОБОРОДЬКО были еще сержант Александр Ольшанский и ещё несколько человек. Позже к ним присоединился подполковник ГОРДЕЕВ. 

Старший лейтенант Григорий ГОЛОБОРОДЬКО

В тот же день ещё один американский патруль (под командованием второго лейтенанта Армии США Уильяма РОБЕРТСОНА) встретился с советскими солдатами 2-го батальона 173-го гвардейского стрелкового полка 58-й гвардейской дивизии лейтенанта Александра СИЛЬВАШКО на разрушенном мосту через Эльбу близ Торгау.

Командир 34 гвардейского стрелкового корпуса гвардии генерал БАКЛАНОВ докладывал советскому командованию: "Около четырнадцати часов 25 апреля генерал РУСАКОВ (командир 58-й гвардейской дивизии) доложил, что в тринадцать часов тридцать минут в районе Штрельт (четыре километра северо-западнее Ризы) гвардейцы 6-й роты 175-го гвардейского стрелкового полка во главе с командиром роты старшим лейтенантом Г. ГОЛОБОРОДЬКО встретили группу военнослужащих, следовавшую с запада.  Как выяснилось, это были разведчики 69-й пехотной дивизии 1-й армии США, которыми командовал лейтенант КОТЦЕБУ».

Лейтенант Альберт КОЦЕБУ переправился на русский берег Эльбы.

 О первой встрече передовых подразделений 58-й гвардейской стрелковой дивизии 25 апреля с американским патрулём в тот же день начальник штаба 1-го Украинского фронта генерал И.Е. ПЕТРОВ донес начальнику Генштаба.

В последующие дни «стыковка» состоялась уже на серьезном командном уровне: сначала встретились командиры дивизий, чьи подчиненные первые пожали друг другу руки, – командир 58-й гвардейской дивизии генерал В.В. РУСАКОВ и командир 69-й дивизии Армии США генерал Э. РЕЙНХАРДТ. 

Именно тогда была сделана фотография обнимающихся РОБЕРТСОНА и СИЛЬВАШКО.

Затем командующий 5-й гвардейской армией генерал  А.С. ЖАДОВ устроил прием в честь командующего 1-й американской армией генерала К. ХОДЖЕСА. 

Заслуженные вояки были далеки от политиканства и давали искреннюю оценку действиям союзной стороны. Так, командующий 12-й группой армий США генерал О. Брэдли заявил, выступая на приеме, устроенном командующим 1-м Украинским фронтом маршалом Коневым: «Наш народ всегда с восхищением следил за боями и победами славной Красной армии, и мои солдаты и офицеры стремились подражать боевому примеру, который подавали им войска 1-го Украинского фронта». 

Командир роты старший лейтенант Январь Еремеев стал первым советским воином, который на рассвете 24 апреля пересёк Эльбу.

 Командир роты старший лейтенант  Еремеев

 Следующая встреча советских войск с американцами в полосе 2-го Белорусского фронта маршала Константина РОКОССОВСКОГО,  действовавшего на севере Германии, произошла  2 мая, когда 104-й танковый полк майора НЕВЕРОВА В.П. 5-й кавалерийской дивизии овладел городом Ленцен, вышел в районе Виттенберга на реку Эльба и соединился с американскими войсками.

Первым старшим советским офицером, который пожал руку командиру передовых американских частей генералу БОЛЛИНГУ, во время исторической встречи на Эльбе был командир 28-го гвардейского кавалерийского полка 6-й кавалерийской дивизии подполковник Мавлид ВИСАИТОВ, чеченец по национальности. Генералу БОЛЛИНГУ в честь встречи М. ВИСАИТОВ подарил самое дорогое, что у него было - своего коня. Генерал отдал "джип".

В те же дни президент США ТРУМЭН подписал представление к ордену "Легион чести" на М. ВИСАИТОВА - награды чрезвычайно редкой. Достаточно сказать, что в США, если в комнату заходит кавалер этого ордена, все мужчины встают, включая президента страны. 

К званию Героя Советского Союза  Мавлид ВИСАИТОВ представлялся в июне 1945 года, но был награждён Орденом Ленина. В общей сложности трижды представлялся к званию Героя.

После войны решением командования 2-го Белорусского фронта был направлен на учёбу в Военную академию имени
М. В. Фрунзе
, но через несколько месяцев был отправлен в запас и сослан в Казахстан. После возвращения из депортации жил в городе Грозный. Является автором книги «От Терека до Эльбы. Воспоминания бывшего командира гвардейского полка о боевом пути в годы Великой Отечественной войны», которая была издана в Грозном в 1966 году. Умер 23 мая 1986 года. Похоронен в селе Надтеречное. Посмертно, 5 мая 1990 года присвоено звание  Героя Советского Союза. Его сын и внуки продолжили дело прославленного предка – они стали профессиональными военными, чтобы служить и защищать Родину. 8 мая 2010 года в Грозном на территории мемориального комплекса «Аллея Славы» торжественно открыт памятник Мавлиду ВИСАИТОВУ.
 Его именем названы улицы в  Грозном,  НазраниРостове-на-ДонуНадтеречном  и целом ряде других населённых пунктов.

3 мая к Эльбе вышел 3-й гвардейский танковый корпус ПАНФИЛОВА юго-западнее Висмара, и установил связь с передовыми частями 2-й британской армии. 4 мая вышли на разграничительную линию с союзниками и войска 70-й, 49-й армий, 8-го механизированного и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов.

Момент этих встреч был поистине исторический, почти год, громя общего врага, продвигались навстречу друг другу союзные армии и наконец, соединились.

Москва отметила важное событие традиционным салютом, по приказу Сталина прогремели 24 артиллерийских залпа из 324 орудий. До сих пор так отмечалось освобождение столицы союзной республики или государства. Такие же торжества прошли на Таймс-сквер в Нью-Йорке.

Встречи солдат армий США, Англии с советскими солдатами и офицерами вылились в демонстрацию дружбы соратников по оружию.

В послевоенное время судьба героев встречи на Эльбе сложилась по-разному.  Генерал Александр Рассел  БОЛЛИНГ после войны был повышен до генерал - лейтенанта в 1952 году и принял на себя командование третьей армии США . После его выхода на пенсию в 1955 году  в штате Флорида . Умер 4 июня 1964 года и был похоронен в Арлингтонском национальном кладбище. Лейтенант Александр СИЛЬВАШКО с послевоенных времен работал директором школы в деревне Морочь Клецкого района Минской области. Уильям РОБЕРТСОН  после войны поступил в колледж, учился медицине и стал известным врачом, профессором.

Первая послевоенная встреча с Уильямом РОБЕРТСОНОМ произошла в мае 1975 года. В Москву на празднование 30-летнего юбилея прибыла представительная делегация американских ветеранов войны, в состав которой входил и известный нейрохирург профессор РОБЕРТСОН.

После этого Александр Сафронович не однажды летал в гости к РОБЕРТСОНУ, стал почетным гражданином Канзаса и Далласа. Встречались они и в Торгау (туда с 1946 года СИЛЬВАШКО и РОБЕРТСОНА регулярно приглашал бургомистр города), и в Минске.

До самой кончины Уильяма в 1999 году Александр СИЛЬВАШКО поддерживал с ним теплые отношения. Трое сыновей РОБЕРТСОНА с уважением всегда говорили о русских и белорусах. Сам Александр Сафронович старался донести до своих учеников правду о простых американцах…

30 лет спустя: Уильям Робертсон (слева) и Александр Сильвашко в Москве

В 2009 году на традиционную встречу участников братаний на Эльбе в Торгау приехал один Александр Сафронович: больше никого из участников и очевидцев тех памятных событий не осталось в живых

Встреча советских и американских войск на Эльбе имела не столько военное значение, сколько политическое и психологическое.

Она стала символом боевого союза СССР и США в борьбе против общего смертельного врага и совместной победы над ним. Даже несмотря на то, что политические и экономические системы США и  Советского Союза были различны в период Второй мировой войны, Вашингтон и  Москва забыли о противоречиях и, объединив усилия, смогли сотрудничать ради достижения великой цели — сокрушения нацистской Германии.

Сотрудничество и взаимопонимание двух сильнейших держав давали всем истосковавшимся по созидательной, спокойной жизни народам надежду на то, что в послевоенный период им будут гарантированы мир, развитие и благополучие.

Именно таким целям была призвана служить открывшаяся в тот самый день, 25 апреля 1945 года, в Сан-Франциско международная конференция по разработке устава Организации Объединенных Наций. 

Встреча на Эльбе  — один из самых ярких символов сотрудничества между Москвой и  Вашингтоном, его исторический пик. О той встрече особенно важно вспомнить не только потому, что она произошла именно в этот день, но и ещё и потому, что отношения между нашими странами сегодня едва ли не хуже, чем во время Холодной войны.

Хотя, казалось бы, договориться, и сесть за стол переговоров тогда было ещё сложнее, ведь СССР и  США существовали в разных политических системах.

Но ведь получилось же. Уже давно нет «Красной» России, СССР распался, наша страна развивается по демократическому пути, но при всём этом найти общий язык с Америкой, почему-то, получается далеко не всегда.

Мемориальная доска «Дух Эльбы» в парке Победы на Поклонной горе в Москве.

Мемориальная доска в Национальном мемориале  Второй мировой войны в Вашингтоне.

Момент встречи на Эльбе был поистине исторический, почти год, громя общего врага, продвигались навстречу друг другу союзные армии и наконец, соединились.

Москва отметила важное событие традиционным салютом, по приказу Сталина прогремели 24 артиллерийских залпа из 324 орудий. До сих пор так отмечалось освобождение столицы союзной республики или государства.

Сейчас все это больше похоже на красивую сказку, с современного взгляда трудно поверить, что русские и американцы были настоящими союзниками, товарищами по общему делу.

Воспоминания участников событий были полные радости, фотографии военнослужащих, которые поздравляли друг друга, где они вели себя не как враги, а как союзники, как товарищи.

Глядя на все это, трудно поверить, что правители Англии и США в эти дни строили планы третьей мировой войны, планы вынудить американцев и англичан обратить оружие против их русских товарищей

Сегодня перед всем миром нависла угроза, не менее опасная, чем фашизм. Бороться с  международным терроризмом эффективнее также сообща.

К сожалению, вот эта важная и ни с чем несравнимая одержимость — одержимость воинским братством, делающая бессмысленными скрупулезные подсчеты стоимости вклада в общее дело, уже совсем скоро должна была подвергнуться «экзорцизму» со стороны главных адептов по обе стороны океана.

Война оказалась четко поделена на идеологические сектора, в которых преуменьшение заслуг бывших союзников стало обязательным элементом пропагандистской программы.  И поколения, знающие о войне лишь то, что принято писать в учебниках, научились бояться и ненавидеть друг друга.

Но в обоих лагерях остались и те, для кого рукопожатия на берегу Эльбы стали самым главным событием в жизни. Потому что они лучше других знали цену той Победы.